номер 26
МАНИФЕСТ   АРКТОГЕИ
ТЕКСТЫ  ДУГИНА
ПЕРСОНАЛИИ
КНИГИ  ДУГИНА
КАТАЛОГ АРКТОГЕИ
Герой —  это тот, кто обладает неподвижным центром

Эмерсон

ЭЛЕМЕНТЫ
АРИЕС
ВТОРЖЕНИЕ
МИЛЫЙ АНГЕЛ
НОВЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

 

рубрика: кафедра геополитики

А.Дугин

ОБРЕЧЕННЫЙ ИЗРАИЛЬ

1. Заговор против Израиля

Во время натовской агрессии против Сербии той весной в международной политике проявилась одна очень любопытная  тенденция: всегда предельно лояльное США  и его стратегии израильское государство восприняло натовскую операцию весьма критически, и некоторые официальные лица (министр иностранных дел Израиля Ариэль Шарон, и даже, в более мягкой форме, тогдашний премьер Нетаньяху) позволили себе резкие критические высказывания в адрес Вашингтона. Речь шла не просто о раздражении или позиции отдельных политиков — легкая напряженность возникала между США и Израилем и раньше. На этот раз о себе впервые дала знать очень глубокая и ранее тщательно скрываемая тенденция: существенное серьезное противоречие между далеко идущими цивилизационными целями иудаистического мира и мондиалистскими проектами активного “нового мирового порядка”, спонсируемыми Америкой после поражения Москвы в “холодной войне”.
Поднявшийся в Израиле антиамериканизм сводится к утверждению неснимаемого противоречия между космополитическим  атеистическим либеральным идеалом “единого мира” (“One World”) без наций и религий, без государств и национальных обособленных культур, и сионистским идеалом национального религиозного израильского государства, сохраняющего самобытность и уникальность перед лицом остальных народов мира. Эта тема обсуждалась в Израиле широким общественным спектром — от умеренных и светских сионистов до крайних ортодоксов. Показательно, что весной в центр внимания попали даже такие крайние конспирологи, как Барри Хамиш, израильский публицист, утверждающий, “что США, Бильдербергский клуб, Трехсторонняя комиссия и CFR, руководимые сатанистами-иллюминатами, ставят своей задачей установить Мировое Правительство космополитических олигархов и принести в жертву своим безумным планам Израильское Государство”. Антиизраильский заговор Хамиш прослеживает в деятельности Мадлен Олбрайт, Холбрука, Иглбергера, Эдгара Бронфмана (руководителя “Всемирного Еврейского Конгресса”), Джорджа Сороса и т.д. Согласно Хамишу, убийство Рабина и поражение Нетаньяху на выборах были организованы одной и той же зловещей антиизраильской мондиалистской группой.
Так конспирологические разоблачения Мирового Правительства, свойственные для крайне правых американских и европейских политических групп, встретили широкую поддержку в Израиле. Авторитет рабби Ательмана, весьма уважаемого в фундаменталистских кругах Израиля, поддержал достоверность конспирологических разоблачений Хамиша: тезис о том, что США под видом поддержки вынашивает планы уничтожения еврейского государства, стал набирать силу.
Показательно, что натовские ковровые бомбардировки суверенной Сербии были восприняты многими политически активными израильтянами как зловещий знак... На вопрос “кто следующий?” многие с ужасом и негодованием отвечали “Иерусалим”.

2. Красно-коричневые корни сионизма

Напомним забывшийся сегодня факт: в основании Израильского государства стояли отнюдь не безусловные западники и приверженцы англосаксонского либерал-капиталистического уклада. Напротив, это государство было отвоевано и создано именно ”красно-коричневыми”, выходцами преимущественно из восточно-европейский среды. Политически сионистское движения представляло собой многообразное сочетание значительного социалистического, даже коммунистического, элемента, генетически связанного с русской Революцией, с национально-фундаменталистским компонентом, в целом повторяющим структуру европейских фашистских режимов. Напомню, что даже в нацистской Германии фашизированные отряды немецкого Бейтара были запрещены только в 1937 (тогда же были разгромлены и основные национал-революционные немецкие организации и ариософские ложи), а до этого времени им разрешалось гордо маршировать по немецким городам под развивающимися флагами с магендовидами.
Именно благодаря весомому социалистическому евразийскому фактору в израильском обществе это государство было признано Сталиным: он считал, что данная страна сможет выполнять функцию стратегической базы СССР в сложном ближневосточном регионе.
Но история распорядилась иначе, и в силу целого ряда обстоятельств (и не без активного и успешного участия англосаксонских спецслужб) в скором времени в новообразованном Израиле стала побеждать проамериканская, либерал-капиталистическая линия. Отношения с СССР были разорваны, и сами понятия “сионизм”, “Израиль”, “Моссад” стали синонимами подсобной структуры американской натовской геополитики.
Но все же и в этот период либерал-американистская и автохтонно “красно-коричневая” тенденции в Израиле сосуществовали. Этот дуализм прослеживается даже в факте существования двух эмиграционных агенств по “алие”, подчас открыто конфликтующих между собой — израильским Сохнут и американским ХИАСС. Если через Сохнут эмигранты из других стран (и особенно из СССР) имплантировались в строгое, патриотическое и довольно военизированное израильское общество, становились в рискованное положение колонистов, то через ХИАСС евреи вставали на службу не своей “мистической родине”, но личных эгоистических интересов,  отдавая  знания и силы космополитическому и светскому американскому государству.
Этот дуализм касался и израильской разведки, и откровенно проамериканское атлантистское крыло “Моссада” воплотилось в специальную организацию “Аман”. Военную разведку (“Натив”) некоторые рьяные проамериканисты предлагали и вовсе расформировать.
Итак, антиамериканские, антилиберал-космополитические тенденции прослеживаются в самом основании государства Израиль.
Но какова причина их нового пробуждения?

3. Иерусалим: под колпаком “мирового правительства”

Эта причина в том, что тревожные предупреждения конспирологов о планах создания “мирового правительства” оказались абсолютно достоверными. После распада советского лагеря, предварительные формы этого нелегитимного планетарного органа, не берущего в расчет никакие обстоятельства, кроме материальных и политических интересов олигархической капиталистической элиты Запада, откровенно вышли на передний план мировой политики в форме все тех же Бильдерберга, CFR и Трехсторонней комиссии. И когда глобалистским проектам этих атлантистских групп перестал препятствовать мощный блок Варшавского договора, мондиалисты активно приступили к реализации своего планетарного “идеала”. Израиль перестал быть стратегически важной точкой в поясе (в целом просоветского) арабского исламского присутствия, а значит, его безусловная поддержка более не была приоритетом. И на последнем июньском (1999 г.) заседании Бильдербергского клуба мондиалистская верхушка принимает окончательное решение о признании Палестинского Государства. Это необходимо США для втягивания в свою орбиту исламского пояса, для ослабления позиций фундаменталистов проиранской и антиамериканской ориентации, а также для дальнейшего давления (через умиротворенные и лояльные Западу исламские народы) на евразийскую Россию, которая в силу своего геополитического масштаба и стратегического потенциала все еще представляет для Запад значительную угрозу.
Такое решение, как и всякое решение “мирового правительства”, очень серьезно, так как именно из этой инстанции исходят все  важнейшие стратегические инициативы, позже претворяющиеся в акты международного права, проекты конвенций или деклараций.
Для традиционалистской части израильского общества, для ортодоксов,  социалистов, одним словом,  для всех “красно-коричневых” Израиля такое решение означает полный крах как религиозных, так и светских чаяний. Оказавшись одни во враждебном арабском окружении, с проблемами Иерусалима, конфликтными зонами, исламским терроризмом и с дальнейшей перспективой полного поглощения обезличенной космополитической количественной массой “единого мира” с суррогатной MTV-культурой и Мак-Дональдсом, евреи, живо осознающие свою идентичность, не могли не впасть в ужас.
То, что они считали надежной поддержкой, обернулось тонкой формой оккупации и колонизации.
И взоры многих обратились ко второму полюсу, к Москве, к России-Евразии. Ожила историческая память, послышались первые ноты раскаяния за ту немалую лепту, которую евреи внесли в крушение СССР, в двусмысленный триумф натовского Запада.
Впервые эту тему поднял во время визита в Москву весной 1999 года (непосредственно накануне начала натовской агрессии против Югославии) израильский премьер Нетаньяху во время его встречи с Примаковым. Но это было лишь первым аккордом.
Очень существенная деталь: именно с весны 1999 года европейская (шире, западная) пресса стала применять к израильским крайне правым, фундаменталистским движениям те же эпитеты, как и к европейским крайне правым — “фанатики”, “интегристы”, “экстремисты” и т.д. Бывшие доселе под строгим запретом термины “фашизм”, “шовинизм”,”расизм”или сравнения с  “Национальным Фронтом” Ле Пена получили право на масс-медийную жизнь.
Решения “мирового правительства” не обсуждаются, они исполняются. В ходе большей геополитической стратегии мондиализма второстепенные детали рано или поздно приносятся в жертву.

4. “На север, на север, на север...”

Из приведенных выше фактов и рассуждений не следует делать поспешного вывода: будто весь Израиль отныне будет переориентироваться с США на Россию-Евразию, будто все евреи в российской элите в одно мгновение ока откажутся от ставшей (увы!) привычной для них подрывной и антинациональной функции, отбросят свою атлантистскую ориентацию и станут в общем строе с другими евразийскими силами строить мощное континентальное образование. Нет, речь идет лишь об определенной тенденции, которая была до определенного момента почти незаметной, невидимой, неразличимой вплоть до того, что казалась и вовсе несуществующей, настолько незыблемым представлялся американо-израильский альянс и мондиалистско-атлантистская ангажированность Израиля и ориентирующегося на него мирового (и в частности, российского) еврейства. Теперь же тенденция “еврейского евразийства” (чью генеалогию я  подробно описывал в статье “Евреи и Евразия”) становится более различимой, более явственной. Пока она несравнимо слабее инерциального атлантизма (как в самом Израиле, так и в иных местах), но она развивается и, по всей вероятности, будет стремительно нарастать.
Если мы примем ее в расчет,  нам станут понятны некоторые неожиданные виражи в эволюции политических взглядов многих наших политиков, которые в последнее время все дальше отходят от некритического поклонения Западу и все с большим вниманием и пониманием (по меньшей  мере, на уровне деклараций) относятся к национальным интересам России.
Несмотря на то, что политические успехи патриотической оппозиции в нашем обществе весьма невелики, общий настрой российского общества, безусловно, меняется к лучшему. При дисциплинированности еврейских кругов, обладающих огромным влиянием именно в тех областях, где сосредоточены рычаги контроля и манипуляции общественным мнением, не вызывает сомнений, что этот процесс  неслучаен: тупиковость и двусмысленность безоглядного некритического западничества, сопряженного с антикоммунизмом и русофобией, явно начинает осознаваться некоторыми серьезными, влиятельными и геополитически ответственными кругами израильских евреев и их соплеменниками, живущими в иных странах.
 
 
 
 
 
 
 

рубрика: знак русской идеи

Николай Устрялов*
 

*Николай Устрялов — крупнейший деятель национал-большевистского движения, его основатель и главный теоретик. Будучи горячим русским националистом, Устрялов был в то же время убежденным  в том, что именно большевики могут выполнить масштабную историческую миссию, стоящую перед Россией ХХ века. Устрялов считал при этом, что социализм станет совершенным и полным только в сочетании с национальными традициями, с русским патриотизмом, с верностью духовным и культурным корням русского народа. В своей книге “Россия (У окна вагона)” он описывает свои впечатления от посещения молодой Советской России (сам Устрялов после Революции жил в эмиграции в Шанхае) и в частности, Мавзолея Ленина (тогда еще деревянного).


ПУСТЬ ПРАВИТ ИМЯ ЕГО

Сегодня — о мавзолее. О том, самом, о коем сказано кем-то из нынешних одослагателей, -
Пусть каждый шаг и каждый взгляд
Равняется на мавзолей.

Несмотря на подобные оды, непременно хотел побывать там: мавзолей —  скиния революционной Мекки. Побывал, и впечатление глубоко проникло в душу.
Большая очередь. Хвост загибает на Ильинку. Но движется вперед быстро и почти безостановочно. Тихий говор... Сзади меня какие-то учительницы из провинции, впереди—молодой красноармеец. Вот с таким же, как у этого, выражением лица, помню, смотрел на гробницу Императора в Доме Инвалидов рядом со мною такой же юный французский солдат....
Движемся. Сначала, предъявив какое-либо удостоверение, нужно получить билетик, затем перейти площадь и стать в черед уже у самого мавзолея. Иду. Вечереет...
Деревянный, весь прямоугольный, мавзолей и по внешности производит впечатление какой-то приятной простоты. Вокруг него, за оградою, цветы: только розы, штамбовые розы. Надпись: ЛЕНИН.  Вообще, чувствуется вкус, выдержанный, строгий стиль. Ни крикливости, ни плакатности. Никаких сентенций, лозунгов, изречений.  Извне — прекрасные розы и четкие контуры прямых углов, внутри— черное дерево и красная материя, оформляемые тоже прямоугольниками.  Часовые. Строго, истово, благородно. Какое разительное и эстетически отрадное отличие от привычных "ленинских уголков", миллионами рябящих в глазах...
Общая обстановка "настраивает". Пока ждешь, продвигаясь в очереди, —  слушаешь бой Спасских часов, так глубоко западающий в душу, смотришь на кремлевские стены, на Лобное место, на неизъяснимо чарующий храм Василия Блаженного...— и невольно охватывает возвышенное, сосредоточенно серьезное чувство. Мелькают мысли об исторической значительности нашей эпохи, о связи настоящего с прошлым, о том, что не случайна вот эта бесконечная змея странников, и что никакие силы в мире не вычеркнут из русской истории этого мавзолея. Он —  внешний знак русской идеи, не только русской эмпирии...  Вступаем внутрь. Прохладно. Тихо. Электрический свет. На лицах — волнение, понятное, естественное... В сознании — взволнованное ожидание: "сейчас увижу; не видел живого — взгляну на мертвого". Льва Толстого тоже видел только в гробу: на похоронах в Ясной Поляне.  Вот и гробница. Лежит под стеклом, виден со всех сторон, в одном из стекол лицо отражается, в отражении своеобразно оживляясь. Лежит во френче. Лицо мертвое, восковое, знакомое по стольким фотографиям.  Несколько лишь неожиданен явственно рыжеватый цвет усов. Руки маленькие, и весь миниатюрный. Характерный лысый череп.  "Отсюда, мертвый, он правит Россией еще жестче и державнее, чем правил живой", —  вспомнились слова какого-то иностранца. В этих словах — и правда, и ложь: теперь правит его имя, а не он сам...  Проходим медленно, не останавливаясь. Все глаза, все взгляды прикованы к одной точке... Выходим... Площадь... Мальчишки пристают с жетонами, медальонами: на память. Совсем как с иконками у святых мест.  C'est l'usage...
С восьми часов начинают пускать паломников, в течение часа-полутора (по будням только иногородние), и непрерывная, широкая волна — сотни, тысячи — ежевечерне льется: взглянуть на ставший прахом дух великой эпопеи...
У Спасской башни и Василия Блаженного, на старую Красную Площадь меж кремлевской стеною и памятником Пожарскому и Минину, выплеснула Революция свою душу, свою гордость, свою эмблему: гробницу Ленина. И подлинное место ей — среди великих наших национальных исторических эмблем.
 

рубрика: ИНТЕРНЕТ
В чем не прав Португалов?

(фрагмент дискуссии в интернетовской конференции Арктогеи "СТОП ПРЕДАТЕЛЬСТВО!"  )

Португалов: Вопрос к Арктогее — Почему вы все зло в человеческом обществе ассоциируете с США? Да, эта цивилизация достигла наибольших успехов в материальном производстве – нечто интуитивно противоположное духовному прогрессу. Да, индивидуализм, который создал все это и который имеет довольно-таки крайний характер в США безусловно имеет и обратную (негативную) сторону. с которой, я думаю, вы и боретесь. Но не забывайте, что это всего  лишь ОБРАТНАЯ СТОРОНА.
Я считаю, да и вы тоже, что каждый обязан бороться с этой ОБРАТНОЙ СТОРОНОЙ на индивидуальном уровне, но не на государственном. И кто это будет делать? Новые Русские? Комми? Я уж не говорю о союзах государств. Почему китайское руководство, жиреющее за счет торговли с США, должно объединять свои усилия с Россией, чтобы бороться против США?
Выражаясь вашим языком, можно сказать, что оно втягивается, как и весь мир в этот культ индивидуализма и материальных благ. Да и какая альтернатива? Российские коммуны рухнули еще в 20-х, а израильские кибуцы, являющиеся местом паломничества европейских коммунистов, висят на шее государства. Лично я и вижу в индивидуалистическом характере США возможность воспитывать своих детей, как я хочу, жить, как я считаю нужным и даже стараться изменить существующие устои в рамках данных свобод. В чем я не прав?

Д.Каледин —  Португалову: Вы не правы во всем

Да бросьте. Цивилизация USA не имеет никаких собственных достижений в материальной области; так, аутентично-американской фундаментальной науки никогда не было, нет и не будет. Все "благосостояние" основано на конвейерной организации производства, импорте рабов-эмигрантов и скупке краденой интеллектуальной собственности. Нормальный мужской WASP-американец бывает двух видов; адвокат или торговец недвижимостью. Если это женщина, то она фригидна, домохозяйственна, и страдает алкоголизмом на почве неизбывной тоски. Исключения есть —  например, хакерская субкультура 60х-70х, из которой возник интернет... но они так редки, что скорее заслуживают отдельного рассмотрения (как потенциальные союзники).
Вы пишите: "да, индивидуализм, который создал все это и который имеет довольно-таки крайний характер в США" И это неверно. Современные американцы патологически лишены индивидуальных особенностей. По способу социальной организации они напоминают жуков. Общество атомизированно, атомы взаимозаменяемы, управляются из одного центра и все имеют одну и ту же выпирающую нижнюю челюсть. США есть тоталитарная держава par excellence: все население поголовно включено в некоторый сверхпроект.
Беда в том, что этот сверхпроект имеет не человеческое (и тем более не сверхчеловеческое) происхождение и цели. Напротив: явно прослеживается влияние абсолютно чуждых и враждебных человеческой расе сущностей (как бы их ни называть —  “ллойгоры”, “иллюминаты”, “сионистское оккупационное правительство”, “мировой капитал” и т.д.)
Почему эти сущности начали свое проникновение именно в США, удачно объясняет геополитика; возможны и комплиментарные толкования. Оригинальный американский индивидуализм  —  ну там, Томас Джефферсон, первая поправка, вторая поправка —  лично мне скорее симпатичен как естественная форма существования англосаксонского этноса (хотя она очевидным образом непригодна для любого другого). Да только нет никакого американского индивидуализма —  по крайней мере, лет сто, как его нет.
Вы говорите: "лично я и вижу в индивидуалистическом характере США возможность воспитывать своих детей, как я хочу".  Попробуйте оставить ваших детей в доме одних, без присмотра, и выйти из дома на 15 минут. Когда вы вернетесь, вас встретит полицейская машина, вызванная благонамеренными соседями. Если вам повезет, то вас оштрафуют, но не станут на первый раз лишать родительских прав.

Дугин — Португалову :

Уважаемый Португалов, это почти религиозный вопрос. И у холистско-коллективистских и у либерально-индивидуалистических систем есть темные и светлые стороны. Но это полюса в рамках законченных систем. Невозможно сравнивать плюсы (или минусы) одной модели с минусами (или плюсами) другой.
Мы сейчас решаем судьбоносный религиозный эсхатологический вопрос: либерал-индивидуализм или трансцендентализм-коллективизм? Это обращение к нашему глубинному стержню, к закопанной историко-национальной духовной начинке... Любая аргументация здесь имеет значение агитационно-пропагандистское, суггестивное, но не гносеологическое. Т.е к истине все это не имеет отношения.
(Я в данный момент несколько устал, чтобы повторять магические пассы евразийской пропаганды).
Доказать, что Евразия — свет, а атлантизм —  тьма невозможно. Умом этого не понять, аршином общим не измерить (нет никакого общего аршина), у ней, у России-Евразии, особенная стать, в это надо просто верить.
Это легко, это прекрасно, это дает смысл и силы жить, это облагораживает, включает в золотую цепь предшествующих и будущих поколений...
Индивидуум, становясь на защиту самого себя, рвет с волшебной нетленной матрицей Традиции, что бы он  ни получил взамен, это не компенсирует удивительного чувства соучастия в ЦЕЛОМ.
Кибуцы имеют не экономический, но мистико-душевный смысл. Так же, как и коммуны.
Понимаете, Португалов, многие культы основаны на почитании проигравших, распятых, преданных и убиенных, замученных, плачущих, нищих, неудачных... И в этом сокровенное таинство Духа, Португалов....
Америка поставила во главу угла культ успеха. Не важно, что успех одного в реальности оплачен "лузерством" миллионов... Важно, что и один (gainer) и миллионы (loosers) отдали частицу своей веры и души  именно ТАКОМУ миропорядку.
Евразийство состоит в том, чтобы ТАКОМУ миропорядку не отдавать ничего. Лучше быть неэффективными, нецивилизованными, злыми, узкоглазыми, страдающими, чем отдать частицу своей души в эту антихристову религию улыбающегося Карнеги, жующего проклятый мак-бургер...
Вы имеете полное, абсолютное право считать иначе, Португалов. Полное право... Вы, как и мы, свободны, но судить Вас будет Ваша же душевная часть...
За Вами заедут.

 
 

FINIS MUNDI
МУЗЫКА
ЛИТЕРАТУРА
ЖИВОПИСЬ
ПОЭЗИЯ

ВТОРЖЕНИЕ