МАНИФЕСТ   АРКТОГЕИ
ТЕКСТЫ  ДУГИНА
ПЕРСОНАЛИИ
КНИГИ  ДУГИНА
КАТАЛОГ АРКТОГЕИ
номер 21


Светила слезятся запястьем перловым.
Ручей норовит облобзаться с лозой,
и Бог зеленеет побегом ветловым
Под новою твердью, над красной землей!

Н.Клюев

 
ЭЛЕМЕНТЫ
АРИЕС
ВТОРЖЕНИЕ
МИЛЫЙ АНГЕЛ
НОВЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
рубрика: угроза мондиализма

А.Дугин

МИРОВОЕ СООБЩЕСТВО УПРАВЛЯЕМО
КОВРОВЫМИ БОМБАРДИРОВКАМИ
 


1. Рождение монстра

Война НАТО против Югославии открывает новую эру. Это символическое событие последнего года века и тысячелетия. Это не просто локальная трагедия — это зарево планетарного кошмара.
Не следует строить иллюзий, последствия этого ужаса глобальны и затронут всех.
На крови детей и женщин, на трупах грудных младенцев, убиваемых американскими “гуманитарными бомбардировками” в возвышенный и мирный миг Православной Пасхи, на распыленных натовцами частицам урана в европейском воздухе — строится кровавый фундамент “нового мирового порядка”.
Чтобы мы ни говорили, мы на пороге нового мира, новой модели мироздания, новой морали и нового общества.
Очевидно, что рождающееся тысячелетие глядит на нас океаническим монстром.
”И увидел я зверя, выходящего из моря. (...).И поклонились зверю, говоря: кто подобен зверю сему и кто может сразиться с ним? (...)И дано было ему вести войну со святыми и победить их; и дана была ему власть над всяким коленом и народом, и языком , и племенем” (Отк.13,1,4,7). Это вам ничего не напоминает?
 Но такая эсхатологическая констатация все же не является достаточным объяснением. Ужас и отвращение не есть понимание.
Мы обязаны внимательно всматриваться и вдумываться в то, что наползает на человечество кровавой тенью мировой войны. Мы призваны распознать и истолковать тревожный иероглиф мрачного миллениума.

2. Невозможность адекватно объяснить агрессию НАТО вне геополитики

Жестокость Запада в подавлении маленькой Югославии поражает тех, кто пассивно доверился его “гуманистической” риторике, заклинаниям “Эмнисти”, демагогии “прав человека”. Фасад мягкого либерального общества рухнул. Обнажается более глубокая и более адекватная реальность, освобожденная от пацифистского “миротворческого” камуфляжа, предельно жестокая. Что это за реальность?
В объяснении — даже самом поверхностном — югославской трагедии наглядно видно, как рушатся старые штампы, с помощью которых толковали мир гигантские социальные и цивилизационные слои. Совершенно ясно, что большинство интерпретационных моделей пали в одночасье, не способные схватить смысл происходящего, не способные понять происходящее.
 

1. Агрессия НАТО против Югославии не может быть объяснена чисто экономическими причинами. Примитивные схемы тех, кто сводит все исключительно к экономике, должны быть отброшены. Экономика Югославии ничтожна в соотношении с крупными экономическими зонами не только Запада, но и Азии, тихоокеанского региона, России. Стратегически важных ресурсов там нет. Экономическая выгода от этого конфликта для тех, кто развязал войну (НАТО) также отрицательна.

2. Агрессия НАТО против Югославии не может быть объяснена идеологическими причинами. В Белграде установлен демократический режим, экономика основана на рыночном принципе. Социал-демократические симпатии Милошевича в сфере социально-экономической не далеко ушли от идей Шредера или Тони Блэра. Вице-премьер Югославии — Вук Драшкович — ультра-либерал. Даже Воислав Шешель, крайний националист, убежденный рыночник. Следовательно, нельзя рассматривать конфликт в Югославии как противостояние капиталистического мира (Запада, НАТО) и социалистического. Современная Югославия страна демократическая с капиталистической рыночной экономикой. Марксистский подход здесь ничего не объясняет.

3.  Агрессия НАТО против  Югославии не может быть объяснена в религиозных терминах. Запад в данном случае поддерживает косовских албанцев-мусульман с фундаменталистскими симпатиями против христиан-сербов при том, что христианство (правда католическо-протестантского типа) доминирует на само Западе. Параллельно этому США продолжает агрессию против исламского Ирака и давит эмбарго фундаменталистский Иран.

4. Агрессия НАТО против Югославии не может быть истолкована и в терминах тех групп, которые все сводят к расовой конфронтации и за всем видят то ли “заговор евреев”, то ли, наоборот, “заговор антисемитов-нацистов”. Обычно ориентирующийся исключительно на Вашингтон Израиль и широкие круги мировой еврейской общественности заняли в этом конфликте неожиданно сторону Белграда. Известно шокировавшее Запад заявление министра обороны Израиля Ариэля Шарона с прямым осуждением бомбовых ударов и жесткой критикой американской геополитической стратегии в средиземноморском ареале. Кроме того, сербский национализм  никогда не был сопряжен с “антисемитизмом”, более того, сербы ясно осознают исторический параллелизм между вековыми гонениями на свой собственный народ и трагической судьбой еврейского рассеяния. Попытка пронатовских СМИ представить Милошевича и сербов “неонацистами” абсурдна, так как сербы фактически стали первыми жертвами прицельного гитлеровского геноцида, чьими исполнителями были хорватские усташи и боснийские мусульмане.


Агрессия НАТО против Югославии непротиворечиво объясняется только в рамках одной модели — геополитической. Это целиком и полностью подтверждает правоту тех, кто настаивает на приоритетном использовании геополитической методологии, на постановке ее принципов и моделей надо всеми остальными интерпретационными схемами. Для того, чтобы  в этом убедились все, потребовалась, увы, эта страшная трагедия.
Только геополитика позволяет  адекватно понять, что собственно происходит в этой войне? Какие движущие силы, лежат в ее основе?  Какими импульсами влекомы ее основные участники? Только  геополитический метод объясняет противоречия и двусмысленность расстановки сил.
У любого нормального человека не может более оставаться сомнений — геополитикой руководствовались те, кто начал войну; геополитикой должны руководствоваться те, кто хочет понять ее причины; геополитикой обязаны руководствоваться те, кто (вынуждено или добровольно) вовлечены в  события, кто отныне будет участвовать в ней (а мировые войны отличается как раз тем, что затягивают в свою кошмарную воронку всех без разбору — и агрессивно настроенных милитаристов, и пацифистов, и миротворцев, и даже жителей нейтральных государств).

3. Какая война главнее?

Нет сомнения, что война — это отец вещей (Гераклит). Марксизм видит движущую силу истории в “классовой борьбе”(“Klassenkampf” —  Маркс, Ленин и др.). Нацисты, расисты и сионисты — в “войне рас” (“Rassenkampf”, Людвиг Гумпловиц и др.). Этологи (Конрад Лоренц и др.) рассматривают мировые войны как проявления рудиментарной “звериной природы” человека. Мальтус считал войны “гигиеной человечества”, диктуемой демографией. Но если на разных этапах истории эти воззрения были  удобны и многое объясняли, то к концу ХХ века стало очевидно, что требуется новая формулировка принципа войны, обобщающая  все предыдущее, но выходящая на качественно новый уровень, соответствующий  тем условиям, в которым живет человечество сегодня.
Эту теорию дает единственная дисциплина — геополитика, которая учит о “великой войне континентов”, о “столкновении цивилизаций”, об извечной битве между сухопутным Бегемотом (Евразия) и морским Левиафаном (атлантизм). Вместо “классовой борьбы”, ”войны рас”, “религиозных конфликтов” и т.д. основным законом истории становится на наших глазах “Kontinentenkampf”, “битва континентов”, которую проницательно и задолго до всех остальных предугадали отцы-основатели геополитической школы.
Геополитика заставляет переосмыслить мировую историю в терминах противостояния цивилизаций — противостояния Суши и Моря. В наш век эта великая война континентов приобрела магистральные, общепланетарные черты войны атлантистов и евразийцев, Великого Острова (США, англосаксонский мир) и Великого Континента  (Евразия, Россия и ее континентальные союзники в Европе и Азии).

4. Геополитика объясняет все

Геополитика объясняет в югославской войне все. Точно также она очерчивает зловещие границы того, что ждет мир в ближайшем будущем.
Военная  верхушка атлантистского лагеря — Североатлантический альянс — в лице сербов борется не с Милошевичем, не против православных, не против “коммунистов” и не за мусульман-албанцев. Атлантизм (Левиафан) наносит удар по Евразии, демонстрируя своему извечному врагу — т.е. нам — что нас ждет в том случае, если мы посмеем сойти с пути геополитической капитуляции, начатой атлантистской агентурой в период расцвета т.н. “либеральных” реформ. Так как иракский вариант  — затяжная война против Саддама Хусейна, также призванная продемонстрировать Москве ее будущее в случае ее упорства и сохранения претензий на самостоятельность— не возымел достаточного эффекта на Кремль, политическое руководство современной России, атлантистским геополиткиам  надо было избрать более понятную и более наглядную цель. Абсурдность повода (“предотвращение гуманитарной катастрофы методом тотального уничтожения всего населения”) призвана лишний раз продемонстрировать силовую геополитическую подоплеку всего происходящего. Не следует думать, что атлантисты, провозглашающие кощунственный нонсенс относительно “гуманитарных бомбардировок”, какие-то слабоумные маньяки. За Западом, действительно, стоит глубокая языковая культура. И наглядный абсурдизм повода для бомбежек, циничный “черный юмор”  НАТО должны лишь подчеркнуть жесткость послания, направленного Евразии: “мы поставим вас на колени без всякого повода; сейчас мы сильны и способны на все; сдавайтесь, становитесь на четвереньки по всем правилам и оставайтесь в таком положении до отмены приказа, в противном случае, мы спасем Евразию от евразийства, чтобы предотвратить “евразийскую гуманитраную катастрофу” и т.д.”
Сербское общество ориентировано евразийски, осознает себя форпостом Великой Евразии, западным рубежом Руси, “географической оси истории”. Поэтому оно и становится объектом варварского геноцида со стороны атлантизма, почувствовавшего себя в относительной безопасности перед лицом ослабленного геополитического противника.
Джордж Буш во время персидского кризиса 1992 года объявил о том, что “действия против Ирака являются прелюдией к построению нового мирового порядка”. Ему невнятно вторил Горбачев.
Бомбежки Югославии — второй существенный этап в установлении этого пресловутого “нового мирового порядка”. И теперь уже ни у кого не осталось сомнений, что этот “мировой порядок” будет означать единоличную планетарную номинацию атлантизма, США, агрессивного Запада, цитадели цивилизации Моря, которая хочет распространить свой собственный закон на все народы и государства земли,  учредить свое собственное Правительство с диктаторскими полномочиями, чтобы  в самое ближайшее время провозгласит себя как “Правительство Мировое”.
И снова тревожные строки Апокалипсиса: “И дано было ему вести войну со святыми и победить их; и дана была ему власть над всяким коленом и народом, и языком , и племенем.”

5. К “Мировому Правительству”

В 1994 году  в моем распоряжении  оказались материалы миланского “Института Международных Политических Исследований” (ISPI —  директор профессор Карло Санторо), в которых содержался геополитический прогноз относительно того, как будут развиваться события в мировом масштабе. Я опубликовал информацию об этом в учебнике “Основы Геополитики” (стр.130-131). Там речь шла о неадекватности международных институтов (типа ООН), о необходимости их дискредитации и — через стадию войн “малой и средней интенсивности”, возникающих на сломах распада существующих сегодня  евразийских государств  — о переходе к прямому единоличному контролю Запада в планетарном масштабе под эгидой “Мирового Правительства”.
Именно этот мондиалистский сценарий разыгрывается сегодня в Югославии. Бессильная и неадекватная ООН, “война средней интенсивности” в Европе, дезинтеграция существующих евразийских государств — именно это мы и наблюдаем. Впереди заключительный аккорд — Мировое Правительство.

6. Endkampf

Мы вступаем в новое тысячелетие под громовые раскаты натовских бомбардировок. Это страшный глас “великой войны континентов”.
Сегодня человечество оказывается в режиме, поразительно напоминающем сюжеты Страшного Суда. Но не классы, не расы, не религии, не экономические системы, не политические режимы сшибаются между собой на заветной черте, отделяющей овнов от козлищ, избранных от проклятых. Линия фронта, линия кризиса, линия “диакризиса” (“различения духов”) проходит по полю геополитики.
Либо мы за Евразию — тогда мы или погибнем вместе с ней, или втопчем в небытие атлантистскую гидру, либо мы за Атлантику — тогда, возможно, нас пощадит  (хотя, возможно, и нет) коварный и безжалостный ее враг.
Все остальное — вторично. Евразийцем может быть любой — православный и мусульманин, буддист и атеист, синтоист и язычник, хасид или марксист. Православный, видящий в материальной аморальной цивилизации Запада антихриста; мусульманин, идущий на смерть против “большого шайтана” США; буддист, угадывающий в закабаляющем обществе потребления антитезу высшему идеалу освобождающей нирваны; атеист, разоблачающий фальшивый морализаторствующий “идеализм” нового крестового похода Запада с явно выраженным протестантистским привкусом; японский традиционалист, верный кодексу бушидо и желающей своему гордому народу свободы от грязного ига тех, кто сбросил на мирные города ядовитые ядерные объекты; религиозный еврей, патриот своей страны и своего народа, осознающий, что атлантистская модель “нового мирового порядка” рано или поздно доберется и до еврейского традиционализма, найдя его не достаточно “гуманным” и “цивилизованным” и соответственно начнет лечить излюбленными бомбардировками; марксист, распознающий за наступлением Запада последний бросок капиталистического империализма — это версии евразийского фронта, как в России, так и во всем мире.
Точно также и православный, и мусульманин, и буддист, и атеист, и синтоист, и язычник, и иудаист, и марксист могут быть атлантистами.
Фундаменталисты-ваххабиты; прозападники из румынского или молдавского православного клира; проамериканские синтоисты мондиалистского крыла Японии или сторонники нобелевского Далай-ламы, уповающие на американскую помощь в борьбе с Пекином ; атеисты-прагматики, поклоняющиеся лишь обывательскому тельцу потребления; гедонист-язычник; проамериканский иудаист-русофоб из РЕК; марксист-догматик, до сих пор убежденный в необходимости отмирания государств и наций — такие типы известны и у нас, и за границей.
То же самое касается и сторонников разных экономических платформ — есть социалисты-евразийцы им евразийцы рыночники, равно как есть социалисты-атлантисты и атлантисты-либералы.
Аналогично решаются вопросы демократии, диктатуры, монархии, республики, теократии. Всюду наличествует кодификация по геополитическому признаку.
Такое же положение дело характерно и в классификации народов, наций, этносов, социальных ансамблей.
Геополитический закон доминирует надо всем остальным.
Такова логика “великой войны континентов”.
Выбор предельно четкий: если мы против “мирового правительства”, которое всерьез готовятся установить атлантисты, мы — евразийцы, и все остальное в таком случае — вторично; если мы не возражаем против “нового мирового порядка” и ищем лишь того, как бы в него поуютнее встроиться, мы — атлантисты, и это определение намного важнее того, какую религию мы исповедуем, какой политический строй предпочитаем, какую  экономическую систему считаем оптимальной.
Endkampf = Kontinentenkampf.
-
 
 
  

рубрика: высшее образование

Евгений Головин

КОРОЛЕВСКОЕ ИСКУССТВО

(фрагмент лекции  в Новом Университете)

Попробуем с вами поговорить об алхимии. Я хочу вам сказать, поскольку алхимия относится к числу так называемых "веселых наук", о ней в принципе не стоит говорить серьезно или очень серьезно, скорее о ней стоит говорить как бы повеселее. Примерно так. —  В книге "Алиса в стране чудес", как вы помните, однажды морж и плотник (была там такая пара героев) пошли на берег моря и поговорили. Морж спросил плотника, как у того дела, много ли денег заработал? Тот говорит: “Да много, да, но это не интересная тема”. “А ты давно за рыбой нырял?” Тот говорит: “Давно, но это тоже не интересная тема”. “О чем же мы поговорим?” И решили поговорить о капусте и королях. Как вы знаете, потом О. Генри написал свой замечательный роман "Короли и капуста". Дело в том, что и короли и капуста к алхимии имеют определенное отношение. Сначала поговорим о королях, а потом о капусте. (Капуста, которую вы видели на огороде, а совсем не деньги.) Поэтому мы не будем путать эти два понятия.
Почему называли алхимию "Королевским искусством"? По самой прямой причине. Потому что считалось, начиная с IX века, что этим искусством владеют монархи. Причем владеют, не изучая его. Известно много случаев так называемой трансмутации простых металлов в золото, совершенных такими королями, как Хлодвиг, Ричард Львиное Сердце, Фридрих Барбаросса и Людовик Святой. В алхимической литературе есть книги написанные этими авторами. Понятно, что историки алхимии отрицают авторство Ричарда Львиное Сердце, поскольку он много времени провел совершенно в иных занятиях, в крестовых походах и прочих своих делах. Но тем не менее такие книги существуют и они весьма небезынтересны. Некоторые историки даже высказывают мнение, что падение монархий, как таковых, и смешение сословий появились потому, что помазанники Божии, где-то начиная с XVI века потеряли свои магико-медицинские и алхимические способности. Известно, что каждый монарх, когда восходил на престол, мог излечивать прикосновением руки многие болезни. Более того, можно было прикоснуться к его одежде и тем самым излечиться практически от всех болезней. Поэтому народ их любил, народ их ценил, и зачастую недовольство или мятежи возникали именно тогда, когда, допустим, прикоснувшись к монарху или прикоснувшись к его одежде, человек не получал облегчения. “Ага, говорили люди, либо это было неправильное помазание, (сволочь кардинал неправильно помазал), либо сам он в своих пьянках да гулянках, в войнах потерял свои удивительные способности, которые даны от Бога”.
Алхимия называется "королевским искусством" не потому, что она выше всех остальных наук, а потому что это было искусство королей. Короли также легко лечили от скарлатины, дизентерии, желтухи и прочих такого рода неприятных заболеваний.
Итак, перейдем к тому, что мы называем азами алхимии. Вот что такое азы алхимии. Сейчас я вам приведу несколько цитат из очень знаменитой книги английского алхимика Иринея Филалета, это где то середина XVII в. Книга, которая называется "Открытый вход в закрытый дворец короля". Интересно, что в предисловии автор пишет так: "Я, в отличие от других философов и артистов (в те времена так называли алхимиков) пишу очень просто, меня очень легко понять". Мы открываем книгу и читаем примерно такую фразу: "Наш магнит находится в постоянной вражде с черной лунной магнезией". Я не знаю как вы, но я до сих пор не очень хорошо понимаю эту фразу, хотя автор пишет, что он пытается писать очень понятно. Но давайте ее запомним —  про “наш магнит и про черную магнезию”, через некоторое время к этому вернемся.
Или берем другую фразу, другого автора —  замечательного шотландского алхимика Александра Сеттона, известного как “Космополит”. Есть у него книга, это примерно начало XVII в., называется "Новый химический свет". И там написано примерно так: "Ворон ненавидит вырванный с корнем дуб". На самом деле, в естественной истории есть такой момент —  ворон действительно никогда не садится на сваленный дуб, вырванный с корнем, это так. Но очевидно похоже, что автор имел в виду нечто другое. Если он имел в виду нечто другое, то что же он собственно имел в виду? Ворон, терзающий когтями череп, это символ первой алхимической операции, которая называется nigredo, т.е. “опус в черном”. Это также называется “вхождение в абсолютную смерть или в центр смерти”. И когти ворона, тем и хороши, что они, разрывая смерть относительную, добираются до смерти почти абсолютной.
Что такое дуб вырванный с корнем в алхимической символике? Во-первых это дерево Аполлона, дуб сам по себе. Вырванный с корнем —  значит это дуб, освободившийся от матери-земли и живущий сам по себе за счет тайного огня, который находится в его сердцевине.
Такого рода фразы все равно остаются достаточно непонятными. Алхимия интересна тем, что мы читаем одну книгу, потом вторую и все время натыкаемся на такого рода "понятные" фразы. Но если мы читаем 10,15, 20, 30 алхимических книг, мы как-то соотнося одну фразу автора с другой, наконец, находим  любопытные отсветы каких-то других смыслов. Поэтому остановимся на фразе: "Ворон ненавидит вырванный с корнем дуб".
Объяснение этой фразы, или, точне, некоторое объяснение этой фразы мы можем найти в книге Вальтера Скотта "Айвенго", которая не является книгой по алхимии. Возможно, многие из вас когда-то читали эту книгу и помнят —  действие происходит во времена короля Ричарда Львиное Сердце; на турнире рыцарь-тамплиер Бриан Де Буагильбер дерется с героем книги Айвенго. И происходит там то, что в принципе называется война девизов, война гербов. Собственно говоря, любая война —  древняя или современная, это всегда война девизов, война одного герба с гербом другой страны. Когда на ристалище выезжает Бриан Де Буагильбер, у него на щите —  ворон терзающий череп. Выезжает Айвенго —  у него на щите дуб, вырванный с корнем. Я совершенно убежден, что Вальтер Скотт вряд ли читал книгу "Новый химический свет" Александра Сеттона. Это маловероятно. Тем более, что Вальтер Скотт придерживался позитивистских, реалистических взглядов и к алхимии и магии относился весьма скептически. Но любопытны совпадения. Значит просто, поскольку он хорошо знал геральдику, где-то увидел эти гербы и вставил в свой роман, как некую живописную деталь. Я говорил о войне гербов. В книге у Вальтера Скотта непонятно, почему Бриан Де Буагильбер —  очень знаменитый и очень сильный рыцарь —  проиграл в этот момент Айвенго. Айвенго, конечно, сам был неплох. Но дело в том, что это, действительно, немножко странно, а именно потому, что на щите Айвенго был изображен алхимический символ более продвинутой стадии Великого Делания. Дуб, вырванный с корнем есть символ тайного огня, и  это уже переход от nigredo, первой стадии алхимического произведения, ко второй. В этом смысле Бриан Де Буагильбер выбрал герб иерархически менее высокий, и поэтому он сразу оказался в худшем положении. В результате он действительно проиграл.
Так же точно, когда в середине XV в. в Англии была война Алой и Белой розы, обе партии тоже находились в неравном положении, потому что и белая и алая розы —  это очень высокие символы в алхимии. Белая роза символизирует “произведение в белом”, а роза алая — “произведение в красном” (или в пурпуре), т.е. наивысшее достижение в алхимической науке. И поэтому, как ни забавно, войну выиграла алая роза. Несмотря на коллизии и переходные моменты, в конце концов, рыцари и воины алой розы выиграли эту войну.
Собственно с войной гербов не надо далеко ходить за примером. Если мы возьмем отечественную, Вторую мировую войну, в принципе там тоже война гербов —  свастика против пентаграммы. И в данном случае, с точки зрения, алхимии пентаграмма является по иерархии несколько выше свастики, так же как алая роза несколько выше белой. Совершенно непонятно, каким образом, к нам  попал великий символ пентаграммы, и не очень понятно, почему великий символ свастики выбрали нацисты. На эту тему очень много написано, но решающих мнений в принципе нет. Но в результате война кончилась так, как она кончилась. Пентаграмма в 45 г. победила свастику. Одно только примечание: дело в том, что это не говорит о том, что какой-то символ менее сильный, какой-то более сильный, просто на данной определенной стадии один символ иерархически выше.
 
  

 
FINIS MUNDI
МУЗЫКА
ЛИТЕРАТУРА
ЖИВОПИСЬ
ПОЭЗИЯ