Развитие детей ЭСТЕР
Облачный рендеринг. Быстро и удобно
от 50 руб./час AnaRender.io
У вас – деньги. У нас – мощности. Считайте с нами!
Статьи Конспирология Кроули Элементы Геополитика Наш путь Finis Mundi Стихи

public/vtor/vtor13.txt

номер 13

ТВОРИТЕ ЖЕЛАЕМОЕ!

ПУСТЬ ЭТО БУДЕТ ВАШИМ ЕДИНСТВЕННЫМ ЗАКОНОМ

Алистер Кроули

 

моя борьба

Александр Дугин

Великий Проект

1. Агрессия эфемерного

    Мы настолько погружены в сиюминутное, в перипетии политических, экономических, психологических проблем, настолько страдательно воспринимаем гипнотический массив быта, что постоянно упускаем из виду главное. Главное, великое, дающее смысл, определяющее высшую цель — для нас сплошь и рядом лишь фраза, слоган, вербальная или эмоциональная конструкция. Или просто прикрытие, внешнее украшение для того, что мы на практике утверждаем как основное и реальное, ощутимое, конкретное. Так устроено наше гравитационное бытие, нас плющит к земле. Те же чудаки, которые всерьез, нарушая все условности и социальные конвенции, рвутся к иному, приемлются нами лишь тогда, когда облачены в отведенную им униформу академических ученых, художников в бархатных шапочках или торжественно неповоротливых попов. На такую материализацию человечества огненные души сетовали всегда, укоряя, пробуждая, разоблачая, стыдя. Но едва ли в древности были времена, когда гипноз обыденного действовал столь тотально и беззастенчиво, вооруженный могущественными массмедийными механизмами, верстающими эфемерную реальность — выдаваемую за единственную реальность — по своему усмотрению. Чем более иллюзорно Общество Зрелищ, тем более реальным представляется тот момент настоящего, к которому оно прикладывает гигантскую силу своего внушения. То, что было вчера, какое там вчера, час назад, кажется глубокой древностью. Кто такой “Ельцин, бабушка?”, спросит дите, когда осинелая туша еще только будет опускаться во влажную русскую землю. “Что такое “СССР”?” — спрашивает меня сын, рожденный в социалистической империи в тот же год, когда меченая гадина воцарилась на советском престоле.

2. Либералы против Проекта

    Человечество живет только потому, что у него есть Проект. Великий Проект. Именно удачи и неудачи на пути его исполнения составляют сущность исторического процесса. Человеческая история есть история реализации Великого Проекта. Конечно, это не просто. Часто платят миллионами жизней, кровью, пытками, рваной болью, жгучим железом, безмерным страданием за выбор пути. А он бывает и не верным. Но снова и снова зализывает упрямое человечество раны, ветра развеивают дымы пепелищ, а лучи солнца разгоняют призраки войны, и мы беремся за новый Проект, зная в душе, что опять будем платить по полной, что все может выйти и не так, как мы задумали, но, что если мы перестанем ставить над собой высокую цель, мы перестанем быть людьми с нашим специфическим видовым достоинством, с нашей вертикальной походкой, с нашим дерзким и умным взором — вперед и вверх.

    Проект есть у всех. Малый или большой. Но есть и определенный сектор человечества — брюзжащий, трусоватый, эгоистично замкнувшийся в своей корке — который хочет уничтожить Проект, хочет остановить Историю, отменить героев, установить на земле царство “последних людей”. “Что есть истина?” — спрашивают последние люди и моргают. “ (Фридрих Ницше “Так говорил Заратустра”). О “Конце Истории” и “Последнем Человеке” открыто учат идеологи нового мирового порядка — Карл Поппер, Дэниэл Бэлл, Фрэнсис Фукуяма, Жак Аттали, фон Хайек, Милтон Фридман, Джорж Сорос. Для них “эра Проекта” окончилась. Они высчитали, что человечество платит слишком большой “налог на историю”. Они объявили, что с концом советского государства, цивилизация преодолела последний оплот Великого Проекта, который пал под давлением тлеющей массы обобщенной банальности.

    Торговец не знает проекта. Он стремится уйти от налога на реальность, от таксы за неотчужденную жизнь и высокий, хотя подчас совершенно бессмысленный, подвиг. Торговец ненавидит Героя. И когда Герой терпит очередную катастрофу, — столь сладкую для него, столь вписанную в его лучезарно-трагичную, солярно-дионисийскую судьбу, — когда его разрывают собаки, титаны или вакханки, Торговец потирает руки, и, дождавшись, переводит дыхание. “Великий Проект в очередной раз отложен”.

    Либеральная мразь сегодня замахнулась на большее. “Великий Проект пал навсегда” — провозглашают последние люди, приступая к новому витку рыночных реформ.

    “У общества не должно быть больше ни цели, ни ориентации, ни сверхзадачи, ни регулирования. Все это приводит лишь к насилию. Laissez-faire. Оставьте людей в покое, не мешайте им делать, что они хотят, не вовлекайте их ни в какие исторические авантюры, не навязывайте им мифов и сакральных задач. Пусть они будут тем, кто они есть. Маленькими людьми, с маленькими проблемами. Им нужен только рынок. Нам слишком дорого обошелся гальванизированный энтузиазм предшествующиъ экспериментов”. — Так, чавкая, пляшет в либеральном воздухе криворотая физиономия перевоплотившегося внука большого советского писателя, певца аскетической этики и высокого жестко-блистательного юношеского героизма. Все как в теории Вильфредо Парето: “Деды — герои-революционеры; отцы — умеренные консерваторы; внуки — ублюдки и вырожденцы”. Егор Гайдар — гнусная иллюстрация социологического “закона вырождения элит”.

    При слове “Проект” рука либерала сама собой набирает номер ближайшего полицейского участка. Самые честные и последовательные из них, догадываясь, что убивая Проект, они убивают самого человека, намекают на то, что этот вид изжил себя как таковой. И в прибранных, евро-ремонтных холлах выводят генные инженеры “нового мирового порядка” клонов с исправленным поведенческим кодом — человек — минус история, минус идеал, минус агрессия, минус героизм, минус Великий Проект. Идеальный человек победившего мондиализма. Холостой вечно подростковый Cosmopolitan. Биокукла с идеальными зубами, отдраенными “Блендаметом”. Искусственное совершеннее природного. История отныне будет делаться в телемонтажках, а люди в пробирках.

3. Полуночный враг

    Мы, “наши”, никогда не победим их, если не осознаем всего масштаба борьбы. Мы переживаем самый драматический момент истории, где на карту поставлен Человек. И драматизм этот только острее и напряженнее от того, что внешне кажется, будто нет ничего банальнее, бессмысленнее и усредненнее, чем наше поганое, глупое время. Когда ночь достигает критической черты, точки абсолютной Полуночи, память о свете солнца стирается настолько, что кажется будто его никогда и не было, и даже вечерняя боль от угасания последних лучей стирается в короткой человеческой памяти. Когда есть только тьма, ее не с чем и сравнивать, она перестает быть тьмой и вольна выдавать себя за что угодно. “Что есть свет?” спрашивают последние люди. И моргают.

    За кучкой гаденышей, захвативших власть над самым прекрасным и трогательным народом мира, над огромной, роскошной и вопросительной страной, стоит тень очень глубокого мирового процесса. То что они облезлы и хилы, что пугаются мышиных шорохов и мелко косят неумными глазками, путаются в телепроводах и запинаются на чиновничьих лестницах не должно вводить нас в соблазн пренебрежения их могуществом. Они мелки и жалки именно потому, что они принадлежат к армии бойцов против всего возвышенного и великого, идеального и героического. Это ландскнехты либерального похода против Великого Проекта. Тот, кто стоит за ними, кто вознамерился положить конец истории, фигура более зловещая и серьезная. Сванидзе и Фукуяма, Березовский и Лебедь — лишь маски, которые Фантомас “нового мирового порядка” меняет для дивертисмента и трагикомического эффекта.

    Есть два полюса, только два полюса, два лагеря. Они и мы. Они — против Проекта как такового. Мы — за Проект, причем любой. Лишь бы он был Великим и Ужасным.

    Раньше все было иначе. Было много проектов. Их паладины нещадно бились друг с другом, шли своими особыми путями, упорно добивались своего. Но это было тогда, когда еще была История. Теперь все иначе. И всех непокорных сместили в одно общее гетто. Это гигантский кусок планеты, не вписывающийся в брезгливо-избирательные нормативы “богатого Севера”, это отбросы старых культур, идеологий и национальностей, не вошедшие в “золотой миллиард”. У нас не оказалось паспорта в либеральный brave new world. Кое-кто из нас, правда, сжег его сознательно, в отместку за партбилет Марка Захарова.

4. Последнее русское дело

    Вопреки всему, наплевав на все нормы и приличия, на все церемонии консенсуса и дипломатические формулы политической корректности, мы обязаны заявить о своей верности Великому Проекту. Более того, мы должны взращивать, питать, лелеять, созидать наш Проект так, как если бы ничего не произошло. Я совершенно убежден: враги специально стремятся завлечь нас в конкретику момента, загипнотизировать сиюминутным, парализовать высокие творческие энергии магией тяжелого мгновения. Потом, когда орда их рассеется как дым, их уверенность и устойчивость рассыплется в прах, мы останемся в окружении зияющих постреформаторских бездн, и эти же визгливые орды спросят с нас: “Ну что?! И где же-таки ваши идеи, идеалы, цели? Что растратились на борьбу с нами? А мы лишь полуночные призраки, кишшуф. И ничего более”. Как в замечательном фильме 30-х “Диббук” зашагают полупрозрачные полутелесные привидения по кривому еврейскому кладбищу. А у нас будет растерянный и глупый вид. Победители пустоты, поддавшиеся на сиюминутные уловки изощренных гипнотизеров. Блестящие тактики позиционных маневров, провоевавшие с тенями.

    Великий Проект должен рождаться здесь и сейчас. Вопреки политической конъюнктуре. Отметая эфимерные императивы борьбы. Спокойно и величественно мы, русские, должны заново осознавать себя в истории, в мирах духа, в сложном узоре таинственной религиозной истории, в магнетической логике качественного пространства, священной географии мира.

    Мы должны очнуться после шока. Да, предшествующая форма Великого Проекта рухнула. Но надо все восстановить заново, все переосмыслить, все востребовать опять. Должна закипеть упорная напряженная национальная работа — в конструкторских бюро, где свет включается по ночам и русские инженеры крадутся к ватманским листам и компьютерам, чтобы чертить аппараты для будущей Великой России; в библиотеках и монастырях, где назло бесовствующему ящику должны оживать под взглядами пылких юношей древние русские манускрипты, старописные книги пророчеств и обрядов, неторопливая хроника нашего Отчества, нашего народа; на плацах, в рощах, на полянах, в спортзалах, где русские силачи отрабатывают траектории новых ударов, приемы захвата и нападения — созерцая перед яростными глазами пятнистые очертания врага; в добротных дубовых залах русские купцы начнут планировать хитроумные операции по хозяйственной войне с экономическим отребьем, пьющим кровь из нашей Родины. Все это должно стать путем к Великому Проекту. И снова как и раньше “никто не даст нам избавленья”. Все зависит только нас.

    В нем в будущем Великом Проекте, уже изначально можно различить основные силовые линии: Либерализм, Запад, капитализм, новый мировой порядок, мондиализм, обывательский материализм, индивидуализм — зло. Это враги Великого Проекта.

    Справедливость, Восток, социализм, евразийская цветущая сложность народов и культур, высокий идеализм, общинность и солидарность — добро. Ось нашего Великого Проекта.

    И исходя из основного нерва, не обращая внимания на конкретные политические фигуры, на правительство, на власть и оппозицию, на партии и союзы, мы русские все вместе — надпартийно и над фракционно — должны оформлять Великий Проект, вносить в него посильную лепту, строку, прибор, копейку, метр площади, торговую точку, колесо от машины, иконку, кулак, струну, сноровку, красоту, остро отточенный нож.

    Сейчас не может быть просто проекта. Должен прийти именно Великий Проект. Нет места конкуренции или вобору одного из нескольких вариантов. Мы должны объединить в нашем Проекте, в общем Проекте все и вся. Русь перед концом мира возьмет на себя все бремя человеческой истории, от которой отказались иные народы.

    Приходит наш час. Преступно проспать его.

    укрощение финансов

     

Дэвид Кортен

            Дэвид Кортен, известный экономист, финансист, президент ФОРУМА НАРОДНО ОРИЕНТИРОВАННОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ, автор сенсационной книги “Миром правят корпорации”. Ниже мы приводим фрагменты из его официальной речи “ДЕНЬГИ КАК СОЦИАЛЬНАЯ БОЛЕЗНЬ” на открытии очередной сессии этого Форума. Многие идеи этого выдающегося ученого были бы весьма кстати нынешнему российскому Правительству, несколько сумбурно ищущему выхода из монетаристского тупика. В Интернете английская страничка Дэвида Кортена находится по адресу: http://iisd1.iisd.ca/pcdf/

ДЕНЬГИ НА СЛУЖБЕ ТРУДОВОГО НАРОДА

Чтобы излечить наше общество мы должны в первую очередь вылечить его денежную систему. Это включает в себя с одной стороны, необходимость уменьшения влияния денег на остальные аспекты нашего бытия, а с другой, сведение функции денег к инструменту создания реального, а не фиктивного (чисто кредитного, виртуального) богатства и благосостояния.

Для достижения этой цели мы должны в первую очередь демифологизировать деньги. Поразительный факт, при всем том гигантском и диспропорциональном значении, которое в нашей цивилизации уделяется деньгам, мы учим наших детей только одной операции с ними — подсчету. Даже высшее экономическое образование едва ли выходит за рамки изложения механизма формирования прибыли и процентного роста. Лично я являюсь доктором экономических наук и профессором по специальности “Финансы”, но все мое обучение сводилось к навыкам анализа финансовых состояний. Никто и никогда не учил меня, какая фундаментальная разница существует между процессом делания денег и наращивания реального богатства, никто не объяснял мне колоссальное различие между созидательными и разорительными хищническими инвестициями. На самом деле, ответственное гражданское образование в вопросах экономики и бизнеса должно начинаться именно с разъяснения этих понятий и этих различий.

Мы должны воссоздать социальное измерение в экономике. Это должно осуществляться через снижение монетаристской зависимости и возрождение безденежных форм обмена. Индивидуумы, семьи и общины должны постепенно освободиться от хищнических институтов глобальной экономики. Необходимо редуцировать психологию потребления с тем, чтобы понизить зависимость человека от платного труда, сделать акцент на локальном производстве, отвечающем первичным жизненным потребностям людей, интенсифицировать чувство активной вовлеченности человека в хозяйственную жизнь семьи и общины.

Воистину монументальной задачей является превращение денежной системы в инструмент повышения благосостояния и реального богатства. Для этой цели имеет смысл предпринять следующие шаги:

      • 1) сделать спекуляцию невыгодной
      • 2) ограничить возможности роста финансовых пузырей
      • 3) увеличить привлекательность кооперации между людьми и общинами
      • 4) разработать систему поощрения производительного труда и созидательных инвестиций
      • 5) создать систему справедливого распределения претензий на реальное благосостояние
      • 6) создать благоприятную атмосферу для терпеливых и укоренных в локальной среде инвестиций в реальные сектора хозяйства
      • 7) усилить социальную и хозяйственную роль семьи и общины в экономике.

Истинной задачей таких реформ является не увеличение глобального роста и конкуренции. Цель иная — создать здоровые и богатые общества, способные обеспечивать экономическую безопасность и справедливое вознаграждение созидательного труда их членов, а также жить в гармонии с окружающей средой. Наши требования, безусловно, затронут интересы корпораций и финансовых спекулянтов, но человеческое общество не обязано обслуживать их интересы. У человечества интересы иные.

Так как у нас довольно мало опыта в деле того, как заставить денежную систему служить людям, народам и природе, причем по ту сторону эксплуатации, мы обязаны искать творческие решения. Здесь нет проверенных рецептов. Поэтому нижеследующие предложения не претендуют на аксиоматичность. Это лишь приглашение к совместному размышлению. Но вместе с тем, каждое из них является решительным шагом прочь от привычных рецептов и либеральных постулатов “западной экономической мудрости”.

Необходимо увеличить значение локальных валют, всячески развивать их. Общая региональная валюта, чей ареал ограничен конкретным органическим обществом, позволит осуществляться созидательному обмену в конкретных рамках, повысит чувство экономической солидарности. Это не означает отказа от обмена с иными обществами, но утверждает систему приоритетов, работающих на развитие регионального хозяйства, на укрепление всей социальной сферы. Ключевым элементом такой политики по укреплению локальных валют станет изъятия их из сферы компетенции любой налоговой сетки, отличной от локальных систем власти, которые и спонсируют эти хозяйственные блоки.

      • Необходимо ввести нулевой или отрицательный банковский процент.

Мы настолько привыкли к тому, что процент всегда только приносит дополнительные деньги, что нам трудно представить банки иного типа. Проценты дают деньгам преимущество среди всех иных материальных ценностей. Содержание всех остальных видов богатства — лесов, фабрик, сельхоз-угодий, зданий, личного профессионального навыка — требует постоянных вложений. Технологии устаревают. Даже золото требует охраны и места для складирования. Только те, кто вкладывает свое богатство в банки, в систему роста, получают гарантированную прибыль без всяких затрат и в будущем лишь расширяют сферу своего контроля над богатствами реального мира.

Таким образом, человек финансов получает значительное и совершенно незаслуженное преимущество перед теми, кто занят в сфере реального производства и созидательных инвестиций. Именно это преимущество лежит в основе того, что наша денежная система извращенно возвышает человека денег над человеком труда. Против этого надо выступать с тезисом: единственным местом, куда можно вкладывать деньги с расчетом на извлечение реального богатства, должен стать сектор реального производства. Деньги же должны быть лишь инструментом обмена и ничем более. Отрицательный процент в банках и налог на владение деньгами станут двумя методами, которые придадут новую динамику денежным потокам, так как любое хранение станет убыточным. Кроме того, отрицательный процент стимулирует инвестиции в реальные сектора, что будет в свою очередь способствовать наращиванию подлинных богатств.

      • Необходимо ввести ограничение на займы и ссуды.

В нашей существующей финансовой системе все деньги возникают из банковских кредитов, а это автоматически порождает все новые и новые долги. Так как заем должен возвращаться с процентами, все должники не могут выплатить банку и основную сумму и набежавшие проценты без того, чтобы общая задолженность не росла быстрее, чем уже возвращенные суммы. Общий долг не нарастает в геометрической прогрессии только благодаря тому, что некоторые должники объявляют состояние дефолта, что предполагает передачу их материального имущества банку. Но такая система благоприятствует не только банку, но и всем богатым. Богатый берет ссуды для того, чтобы вложить в высокодоходные инвестиции, увеличивая тем самым свое благосостояние. Бедный берет для того, чтобы удовлетворить нужды первичного потребления, еще погружаясь в бездну нищеты и зависимости.

Альтернативой является такой механизм создания денег, который предполагал бы изначально их служение социальным целям, т.е. как инвестиции в образование, публичные инфраструктуры. Частные же заемы должны быть резко ограничены. Ссуды для стоковых сделок и иных чисто финансовых операций должны быть вообще запрещены. Кроме того, для индивидуума или корпорации должен быть определен строгий потолок ссуд для любых целей. Таким образом будет уравнена кредитная область, и возможности небольшого числа богатых монополизировать контроль над производственной сферой за счет бедных, а также возможности создания финансовых пузырей, будут перекрыты.

  • Необходимо ввести налог на спекуляцию и иные незаслуженные прибыли.

Единственной сферой, где налоги должны быть увеличены — причем значительно — является сфера спекулятивной прибыли, которая обогащает частных лиц за общественный счет. Соответствующие меры, наоборот, подтолкнут долгосрочные инвестиции в реальный сектор производства. Первым шагом будет определенный налог на чисто финансовые сделки — обмен валют или денежный обмен в таких финансовых секторах как сток или бонд. Второй шаг — повременной налог на рост капитала. Прибыль по продаже любого предприятия или участка земли, которыми владели меньше недели, облагается конфискационным налогом в 90% или больше на том основании, что наверняка эта прибыль спекулятивна. Прибыль с продажи имущества, которое было во владении более 20 лет, напротив, облагается концессионным налогом в 10% и менее. Третий шаг состоит в налогообложении земли по ее рентной стоимости, как предложил несколько десятилетий назад экономист Генри Джордж. Налог будет применяться только к рентной стоимости земли, а не к физической среде, что стимулирует инвестиции в амелиорацию и уменьшит привлекательность спекуляции землей.

Сегодня человечество просто обязано решить главную задачу: заставить деньги работать не на себя самих, не на несправедливое обогащение хищного меньшинства, а на служение такому обществу, которое существует ради народа, ради труда, ради здорового и справедливого мира.

(перевод с английского Б.А.)

хроника сопротивления

 

Тимофей Васильев

ИНТЕРНЕТ КАК ОРУЖИЕ ОБЕЗДОЛЕННЫХ МИРА СЕГО

    Средства массовой информации суть зло. Маленькая группка людей, которая делает газету, радио- или телепередачу манипулирует сознанием пассивных масс. Те, кто находятся с той стороны телевизора, заведомо в выигрыше, так как заказывают музыку. Те, кто находится по эту сторону — заведомо в проигрыше. Они не только вынуждены подчиняться чужой воле, но и привыкли принимать диктат извне за свои собственные желания. Мы проголосовали, мы проиграли, мы просто под гипнозом.

    Какая альтернатива? Выключить телевизор, радио, отказаться от газет совсем не получается. Нам нужна информация, мы к этому привыкли. И выход есть. Это — Интернет.

    Смысл Интернета в том, что в нем издатель уравнен с читателем, диктор с тем, кто его слушает, создатель информации с ее получателем. Собственные СМИ — причем и текстовые, и аудио и видео — способен создать каждый. И все зависит только от фантазии, творческого потенциала, воображения, желания, ума. В обычных СМИ существует колоссальная экономическая и техническая диспропорция между изготовителем и потребителем. Аппаратура, передатчики, монтажные столы, камеры, студии, печатные станки стоят гигантских денег, заведомо превышающих возможности частного лица (даже обеспеченного). В Интернете все иначе. — Одинаковую продукцию легко способен произвести как могучий концерн, так и отдельный гражданин среднего достатка. Сплошь и рядом интернетовская страничка богатейшего банка или мультинационального концерна выглядит беднее (во всех смыслах), чем “хоум пейдж” толкового одинокого панка.

    В Интернете все уравнены — и маргиналы и система, и богатые и бедные, и властители СМИ и потребители информации. Поэтому каждому входящему в Сеть сразу бросается странная диспропорция — где-то половина существующих интернетовских страничек приходится на альтернативные движения, мистику, наркоманию, экстремизм, политических радикалов, абсурдистов, разоблачителей всяких заговоров, авангардных литераторов и музыкантов, т.е. всех тех, кто в обычных СМИ практически вообще не упоминаются. И оказывается, что после снятия табу на информацию, вселенная планетарной Альтернативы представляет собой колоссальный сектор интересов человечества, остов какого-то нового мира, старательно замалчиваемого официозом. В поисковых системах на имена “Бойд Райс”, “Чарльз Мэнсон”, “Че Гевара”, “Сергей Курехин”, “Юлиус Эвола” выплывают сотни страниц. На имена “Киркоров”, “Березовский”, “На-На”, “Му-Му” и т.д. от силы пять-шесть, и то большинство — это просто экстремистские пародии, антисайты, unoffical pages.

    Интернет может выступать и как организатор и как пропагандист. Ленин, если бы сегодня был жив (а он, видимо, жив), назвал бы “организатором и пропагандистом” именно Интернет. Благодаря Сети люди самых радикальных взглядов легко находят друг друга, спокойно могут обмениваться информацией, укреплять связи. Скин и троцкист, старовер и хлыст, сторонник ”Сендеро Луминосо” и русский патриот, авангардист и традиционалист сразу же понимают, что они не одиноки. В современном мире стройное политическое движение, структуру, партию имеет смысл строить только через Интернет.

    В США так называемая “милиша” — крайне правые, убежденные, что их страной правит кучка масонов-сатанистов-мондиалистов-гомосексуалистов — благодаря Интернету организовалась в мощное движение, всерьез обеспокоившее федеральные власти. В 1996 г был подготовлен мощный “марш на Вашингтон”, сорванный только благодаря экстраординарной мобилизации полиции и внутренних войск, а также внедренных в движение агентов ФБР.

    Разрозненная, индивидуалистическая, отчужденная Америка сумела сорганизоваться в протестный фронт благодаря Интернету. Любопытно, что неповоротливых правых подняли на массовый протест анархисты — МакКвинн, Хаким Бей, Адама Парфри. Они затесались в разные крайне правые сетевые ньюс-группы, Интернет-форумы и дискуссии и раскрутили кондовых сторонников второй поправки к Конституции (свобода ношения оружия) на форменный бунт. Официальные СМИ это почти замолчали, но факт остается фактом — в ВС США было объявлено в тот момент состояние повышенной боеготовности.

    Наш народ очень талантлив и легко справляется с компьютерами. Обучиться Интернету да и компьютеру можно за одну неделю. Через две недели упражнений можно спокойно считать себя веб-дизайнером и публиковать свой электронный бюллетень. Компьютеры стоят не так дорого. За телефон мы пока вообще не платим. Провайдера можно купить одного на целую группу, распределив время. Небольшое усилие — и в наших руках мощное оружие, неограниченные источники информации, способность мгновенно связаться с единомышленниками во всей России, во всем мире. Никакие блокады, эмбарго, запреты не помогут. На одном сервере сайт сотрут или запретят, ничего не стоит сделать миррор где-то еще.

    В русском Интернете сейчас бурный расцвет. Все больше великолепной классической и современной литературы по самым радикальным и интересным темам. Ресурсы копятся как снежный ком, и в отличие от книг и библиотек их структуризация проста и доступна. Практически с любого мало-мальски интересного сайта есть линки на целый веер близких по духу, эстетике, идеологии страниц.

    А поскольку каждый может свободно связаться с каждым по электронной почте, то и организаторские функции Сеть может выполнять как никто другой.

    Когда-то гадский Сорос запустил Интернет, чтобы разрушить советское (закрытое) общество. Но “Пятно” разрушил его и так, без всякого Интернета. И этот колоссальный подрывной механизм, призванный установить “открытое общество”, остался не удел. Мондиалисты без всякой Сети способны получать всю нужную информацию по своим каналам и зомбировать остальное население.

    Интернет превратился сегодня в оружие обездоленных, отвергнутых, политически некорректных, искалеченных, обманутых, разоренных. Теперь с его помощью именно мы можем (и должны) минировать ненавистный мондиалистский строй.

    Давайте, в компьютерном пространстве начнем строить новую Виртуальную Россию, свободную от внутренних и внешних врагов. Сплотимся, отточим стратегию, укрепим ряды, организуемся. А потом снова — как и наши гордые и бесстрашные предшественники — сделаем сказку былью.