НАШЕ ВСЕ


М.Вербитский *

ДУГИН НАШЕ ВСЕ

Ведя бесконечные разговоры с врагами и ретроградами, отбросами 1980-х, я много раз задавался вопросом: а чем же мы собственно лучше? Чем таким мысль 1990-х принципиально лучше и актуальнее, чем в 1980-е? Уж конечно не фальшивыми гегуржитациями французского структурализма, не слащавым словоблудием Мамардашвилли и прочих доморощенных позитивистов, и не бездарным выворачиванием наизнанку ношенных-переношенных лохмотьев концептуализма — от Бреннера до Радова до Осмоловского. Чем же актуальны 1990-е?

Все эти вещи увязаны.

Политические реалии разрушили розовые либеральные иллюзии шестидесятников. Рейган готов был бомбить Россию, но совсем не из любви к свободе слова и демократии — будь Россия самой что ни на есть раскапиталистической, “цивилизованный мир” будет видеть в ней врага, как видит врага сейчас—расширение НАТО тому свидетель. Широкие объятия Запада не распахнулись перед “новой Россией”. Запахло обманом.

Ответ нашелся — в геополитике. Стало ясно, что некоторые государства были, есть и будут враждебны другим государствам, и правящий режим, свобода слова и демократия служат здесь дымовой завесой. Налицо конфликт — но конфликту нужно истолкование. Нужна философия, способная объяснить, почему так вышло, что интересы России противоречат интересам “цивилизованного мира”. Объяснение — в сакральной географии. Народная воля есть артефакт коллективного подсознания, то есть набора из религии, снов и суеверий, довлеющего над душой народа. Отражение географии в коллективном подсознании есть сакральная география — география речных излучин и деревянных церквушек, география, отождествляющая бурные горные реки с ножом абрека и лесные озера с глазами любимых.

Геополитический вектор народной воли есть функция сакральной географии, и он останется неизменным, пока сохраняется раса. Это надо изучать.

Сакральная география — новая религия.

Если вектор народной воли остается неизменным — как же так вышло, что Россия сама отказалась от привилегий мировой державы? Отказалась от кровью и потом оплаченных территорий и оставила миллионы граждан в полуфашистских карликовых государствах, без истории, без языка, без культуры, выросших, как грибы, на месте разложившейся Империи? Без обмана тут не обошлось. Исследованием массового обмана в политике занимается конспирология.

Конспирологический подход к истории не отличается от квантово-механического подхода к физике частиц. Известно, что в истории действуют определенные силы; исторические процессы определяются группами влияния (конспирациях), остающимися в тени. Известно, что ни у кого достоверной информации об этих группах влияния — масонах, диспенсационалистах, швейцарскихк банкирах...— нет. Известно, что достоверной информации о конспирациях нет и у членов конспираций — следует ожидать, что достоверной информации у них гораздо меньше, чем у конспирологов.

Этот феномен заметил и изучал Роберт Антон Уилсон. Конспирологический подход, разработанный Уилсоном, такой: следует собрать всю возможную информацию о конспирациях, и вместо того, чтобы выбирать непротиворечивую версию, делать выводы, исходя из всех версий — усредняя по правдоподобности каждой. Читатель, знакомый с квантовой механикой, обнаруживает знакомство с предметом. Так появилась конспирология.

Основной урок конспирологии — история управляется инфернальными силами, и воля народа перед ними беспомощна. Эта модель становится все ближе к истине с проникновением телевизора — атомной бомбы для промывания мозгов — в каждый угол и каморку. Любое суицидальное решение может быть подано как спасительное, если рука дающего контролирует телевизор. У народа нет никакой защиты. И так случилось, что на заре 1990-х инфернальные силы решили — отныне России не быть. Эти силы управляют Россией и по сей день. В большей степени, чем весь остальной мир, Россия живет в ожидании конца света, готового обрушиться на нее с минуты на минуту. Это называется — миленнарианизм. Если и правда конец света так близок, то сидеть сложа руки и перечитывать Виттгенштейна — преступно. Надо платить по счетам. Выходить на улицы — применять философию к практике.

Чем эзотеричнее та или иная доктрина, тем больше шансов у нее быть актуальной, в конфронтации с Инфернальным Злом, поглощающим вселенную. Наилучшие шансы победить Врага — у непредсказуемой философии. Мистицизм, эзотерика, глобальный террор — все средства хороши. Это называется философия прямого действия.

Так и живем.


Михаил Вербитский —гениальный юный математик, надежда современной математической науки. Преподавал в Гарварде. В настоящее время в Сорбонне. По убеждениям “онтологический анархист”, телемит. Один из самых популярных людей в сети ИНТЕРНЕТ (http://WWW.MATH.HARVARD.EDU/~verbit).