МЕТААНАЛИЗ


Тезисы доклада А.Дугина в ГосДуме Российской Федерации

20.04.1998

Геополитические механизмы разрушения СССР и роль международных институтов в этом процессе

Геополитический подход оперирует с понятием цивилизации.

Этот дуализм Суши и Моря, теллурократии и талассократии не снимаем. Противоречия не могут быть разрешены мирным путем, как и в случае марксистского понимания классовой борьбы.

Здесь принцип денег, торговли, подкупа. Этика торговца. СССР — наследник Рима, авторитарного строя, спартанская цивилизация.

Принцип солидарности, труда, мощи. Этика героя.

Навязать законы талассократии всему остальному миру — главная задача США, ее Manifest Destiny.

Одна в форме традиционно-консервативной, другая в форме модернистской.

С геополитической точки зрения оба явления являются формами проявления теллурокартии, с соответствующей этой модели социальной и этической направленностью.

Спартанский идеал, общинность, труд, героическая система ценностей, принципы служения, тяглового государства.

За идеологией стояла метаидеология и геополитическая предопределенность.

От противоречия интересов царской России и Англии на Юге и Дальнем Востоке (за Японией, Турцией, ранее Ираном стояла Англия, противодействующая распространения русского влияния на Юг и на Восток, Англия же натравливала на Россию Германию путем эффективной дипломатической и лоббистской деятельности) до идеологического противостояния “холодной войны” менялась аргументация и фасад, сущность геополитической битвы оставалась одинаковой. Это была борьба Карфагена и Рима, Моря и Суши, торговой цивилизации и героической цивилизации.

Те идеологические центры, которые разрабатывали все возможные выводы из этого утверждения и были главным подрывным элементом, приведшим страну к геополитической катастрофе.

Поэтому в критической ситуации у сторонников государственности и патриотов не осталось ничего кроме эмоций.

На противоположном конце была доктрина и серьезные аналитические институты.

Руководствующиеся ни чем-нибудь, а именно и в первую очередь геополитикой.

Нелепо видеть в этом лишь резидентуру ЦРУ, такой было крайне мало а в сфере идеологии почти не было.

Вся партия была разыграна гораздо тоньше.

Речь шла о вовлечении части аналитических секторов советской партноменклатуры в диалог, имевший видимость объективности и заинтересованности судьбой всего человечества.

В этой сфере со стороны западных институтов навязчиво проводилась мысль о том, что продолжение идеологического противостояния чревато катастрофой.

Разрабатывались теории конвергенции, экологии, мирного сосуществования, Детанта. Постепенно складывалась впечатление, что угроза миру исходит из радикализма идеологического противостояния, а не из объективной логики различия и альтернативности цивилизационного подхода.

Т.е. перед западными участниками диалога стояла задача минимализировать остаточные и фрагментарные инерциальные аспекты геополитики у советской элиты, и свести всю проблему к идеологическому противостоянию.

Центральной концептуальной базой таких разработок был Институт Системных Исследований и лично его глава академик Джермен Гвишиани, главный уполномоченный от лица СССР вести тончайшие переговоры с Римским Клубом и с Трехсторонней Комиссией, т.е. с теми институтами, которые являются настоящими центрами стратегического планирования для всей западной цивилизации. Трехсторонняя комиссия и Бильдербергский клуб, а также “Совет по Международным делам” (Council on Foreign Relation”) — это настоящий центр принятия решений и геополитического управления процессами в планетарном масштабе.

В руководстве КГБ эту линию курировал сам Андропов и основатель идеологического отдела Филипп Бобков.

В руководстве партии — Косыгин, тесть Гвишиани. Показательно, что сестра Гвишиани — замужем за Примаковым.

Проводником этих идей был также Арбатов из Института США и Канады, руководство ЦЭМИ, и Александр Николаевич Яковлев.

Он реализовал на практике проект “спасения человечества” через снятие идеологического противостояния.

Согласно моделям Римского клуба и Трехсторонней комиссии, представленным Москве этого было достаточно для начала нового мирного этапа развития человечества.

Это не замедлило обнаружить себя, когда:

В этот момент геополитика заявила о себе в полный голос.

Причем такая их характеристика не следствие особой патриотической позиции части общества, но абсолютный императив любой группы, являющейся властью в России.

Это должно быть не требованием патриотической оппозиции, но объективной задачей Государства, всех ветвей власти, и особенно тех государсвтенных структур, которые отвечают за Государственную безопасность и его оборону.