НЕОЖИДАННЫЙ КАДР


Фотина Иванова

Под знаменем Змееволка

“Новые даки” - кто они?

- Даже если меня через минуту расстреляют, я не скажу больше, чем вам положено знать. Называйте меня “Теодор”. Я принадлежу к террористической организации “Дети Чаушеску”. Мы приехали защищать Приднестровье.

Возможно, среди наших читателей есть те, кто в жарком мае 1992 года видели в программе “Время” этот телерепортаж о взятом в плен молодом румыне, сражавшемся на чужой территории против Румынии. Однако далеко не всем известно, что в ходе его допроса (кстати, полная видеозапись длится около двух часов) обнаружились факты настолько сенсационные, что их можно было бы счесть за плод воображения юноши, бредящего приключениями. Тем не менее на его родине сейчас публикуются статьи и книги, подтверждающие, что, действительно, “Дети Чаушеску” - всего лишь филиал загадочной организации “Новые даки”.

Даки - народ, населявший в античности Карпато-Дунайский регион и жестоко истребленный римлянами в завоевательных войнах 101-106 гг.н.э.; те, кто уцелел, смешавшись с пришлым элементом, дали начало народу “ромынь”, т.е. румын - римлян. Римское происхождение долго служило для них предметом гордости. Только в середине девятнадцатого столетия даки оказались “заново открыты” как духовные, мифические предки. Поиски автохтонной основы обнаруживаются в творчестве таких классиков румынской литературы, как М.Эминеску и Л.Блага; можно даже говорить о “дакийском возрождении”. В 70-х годах нашего века дакийство впервые переродилось из направления мысли в политическую силу. Ею явилась немногочисленное поначалу объединение “Юность Дакии”, участники которого вскоре назвали себя “новыми даками”. Их сигнумом стал змей с волчьей головой - знамя царя Децебала, противника Рима. Вспоминает участник тех первых собраний, писатель Штефан Берчану :

- Собирались вокруг джезвы, спорили о монотеизме. Чьи-то бабушки, забытые старухи, прятались в тени чужих квартир; они вязали или перебирали крупу, сидя на деревянных стульях, состарившиеся царевны. А мы были так бессовестно и древне молоды! Летом лазили по Карпатам, где я однажды уединился на две недели в пещере, проводя самоиспытание...

- Вам открылась истина?

- Да, но позже. В той пещере со звёздами на стенах, которая именуется человеческим “Я”. (Из интервью газете “Romania Libera”, 3/VII-1997г. Перевод Ф.Ивановой)

“Новые даки” вдохновлялись идеями об утраченном золотом веке, о том, что повсеместно восхваляемый прогресс - не что иное, как ухудшение человеческого рода. Одна их часть настаивала на возрождении культа древнего бога Залмоксиса и практиковала спиритуализм; другая утверждала, что религия Залмоксиса была всего лишь предвосхищением православия (румыны - исконно православные). Все они были едины в следующих пунктах : возвращение стране имени “Дакия”, переустройство общества на основе древних обычаев, первоначальная бедность, воинственность, противостояние обездушивающему техническому прогрессу. В быту соблюдали ряд строгих запретов : не пить вина, не переходить ручей вброд, пользоваться только глиняной посудой и т.п. Их лидером стал Марин Оницою, эрудит, знаток языков, чистейший человек, лишённый даже намёка на тщеславие; несмотря на редкое заболевание сосудов, которым он страдал всю жизнь, его интеллектуальная и общественная деятельность была чрезвычайно интенсивна.

Поначалу организация была поощряемой, почти официальной, т.к. “новые даки” не отрицали социализм; в ней состояли многие влиятельные лица, в том числе Ион Пачепа, шеф румынской госбезопасности (о чём он, разумеется, умолчал в своей нашумевшей на Западе книге “Красные горизонты”). Однако на определённом этапе она не могла не вступить в конфронтацию с узколобым национализмом Чаушеску. В январе 1982 года гибнет в дорожно-транспортном происшествии М.Оницою, месяц спустя арестованы, а затем приговорены к восьми годам лишения свободы активисты Петру Халаши и Иоана Друк (умерла в заключении). Вплоть до революции 1989 г. “новые даки” существовали нелегально, но не были уничтожены.

Есть версия, что их поддерживали советские спецслужбы, заинтересованные в свержении Чаушеску; конечно, они рисковали в случае прихода организации к власти получить ещё более жёсткий изоляционизм, но, с другой стороны, принадлежность “древних даков” к протославянской общности делало “новых” лояльными по отношению к России и русским. Стоит вспомнить Н.М.Карамзина, считавшего русских потомками свободолюбивых дакийцев, бежавших из-под власти Траяна, впрочем, эта точка зрения не разделяется историографией.

У нас нет достоверных сведений, какова была роль “новых даков” в падении румынской диктатуры, зато Теодор рассказал, что они возлагали большие надежды на “правительство поэтов” : Ана Бландиана и Мирча Динеску хотя и не принадлежали к организации, зато находились под сильным “дакийским” влиянием. Штефана Берчану уже не было с ними : с 1986 г. он живёт затворником в собственном доме, и интервью с ним, отрывок из которого мы привели выше, почти уникально.

Надежды не оправдались... На фоне воцарившихся в Румынии капиталистических отношений даже Чаушеску, их гонитель, представляется им фигурой положительной. Результаты их деятельности мы наблюдаем время от времени, как это было в случае с Приднестровьем. Ясно одно : их символ - по-прежнему дакийский змееволк. И как бы мы ни относились к идеям, воодушевляющим этих людей, отдадим должное мужеству, с которым они их отстаивают.