ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА


Леонид Охотин

ОБЛАГОРОДИТЬ ИХ, ВИДИМО, НЕ ВОЗМОЖНО

Национал-большевизм исторически был идеологией самых проницательных людей, смотревших дальше, глубже, лучше, острее других. Вся ценность национал-большевизма Устрялова и Никиша, Савицкого и Лежнева, Фридриха Георга Юнгера и Хильшера, Тириара и Хосе Квадрадо Коста в том, что это были политические пророки, мученики идеи, заведомо непопулярные среди толп и масс, склонных к упрощению и банальности, к тупорылым маршам и плотоядным рожам, к клише и пошлым тавтологиям. Национал-большевизм — доктрина героев-интеллектуалов, миры открытого во все стороны парадокса, автономная зона почти невозможной свободы, пространство уникальной, вырванной из мира пошлостей духовной и внутренней революции. Прежде всего именно внутренней, так как без преображения человеческой природы никакое социальное или политическое действие ничего не стоит. Ветхий мир прорвется сквозь все оболочки, и мы столкнемся в тысячный раз с тем же самым. С неприглядным, воняющим, косным, не поддающемуся облагораживанию человеческим-слишком человеческим фактором.

Ist Veredlung moglich? — Возможно ли их облагородить? Мучительно задавался неразрешимым антропологическим вопросом великий русофил и революционер Фридрих Ницше...

Не надо строить иллюзий. Национал-большевизм — духовная жемчужина, тайная формула сложнейшей гносеологической интерпретации, засиявшей со всей своей мощью лишь на трагической грани Конца Истории.

Не путайте исторически случайных, не блещущих особыми талантами маргинальных молодых людей, сомкнувшихся вокруг (бесспорно меткого и талантливого) писателя-реалиста, и герметическое золото нашей доктрины.

Это не так просто, не так просто... Но необходимо. Notwendig.

Территория национал-большевизма отныне только здесь.

Temporary Autonomous Zone. Строго по заветам Хаким Бея.

Там — сомнительная попытка привлечь к себе внимание праздных и безразличных толп.

В конце кали-юги главный митинг проходит у вас в душе.