ВЕДУЩИЕ ПОЛИТОЛОГИ РОССИИ
ОЦЕНИВАЮТ В.ПУТИНА



Глеб Павловский:
"Это первый наш год независимости"



Президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский ответил на вопросы Страны.Ru в связи с годовщиной реформы федеративных отношений.

- С момента, прошедшего после завершения федеративной реформы, прошел уже год. Год тому назад новый порядок формирования Совета Федерации положил конец нашему безгосударственному существованию, которое я бы назвал 'Медиаконфедерация' России. Первые действия против Гусинского, губернаторов и принятая вопреки яростной контратаке федеративная реформа надломали механизм Второй республики. Суть ее - контроль поля массового сознания, выстраивающегося на основе специально модулируемых 'новостей'. Разрушение 'медиаконфедеративной России' привело к потере устойчивого влияния на массовое сознание, и его хотят восстановить в новой форме.

Сейчас это уже смазалось, но реформа означала изменение политического режима, парализовавшего действие Конституции. Конституция в его условиях была декларативным документом, она не могла быть реализована, потому что ее основная часть - права и свободы граждан - не могла быть осуществлена в условиях фактически конфедеративной системы. Я называю эту систему медиаконфедеративной, потому что она была завязана на СМИ.

Почему я говорю о медиаконфедерации России? Потому, что фактическая раздробленность, государственная раздробленность, правовая раздробленность, деловая раздробленность страны камуфлировалась якобы единым информационным пространством. На самом деле, это пространство тоже было не единым. Надо очень ясно понимать, что речь идет не о том, что от нас регионы изолируются, от Москвы. Наоборот, Москва в течение 10 лет, практикуя систему монопольного вещания на всю страну, навязывая свои стереотипы, штампы, новости, фактически привела к информационной сегрегации. И регионы просто закупорились, стали жить своей жизнью, а над ними носились эти информационные сюжеты. Эта медиаконфедерация финансировалась государственным бюджетом через региональные бюджеты, в значительной степени, и в ней были заинтересованы региональные власти. Вся эта система перестала существовать. Не сразу. Но сегодня можно сказать, что граждане действительно живут в едином правовом пространстве, при всем том, что сохраняются обширные элементы конфедеративности в нашей жизни. Постепенно складывается единый рынок, единая система правовых гарантий и единая система политических интересов.

Год спустя федеративной реформы мы видим, что реализовалась ее сверхзадача: раскрепощение общественной энергии, мирной энергии локальных сообществ, предприятий, гражданских инициатив. В России возникает новая великая демократия, которая заново определяет свои каноны, свои собственные традиции. Наблюдателей удивляет патриотизм молодежи - и это при отсутствии системы официального патриотического воспитания означает, что через 10 лет после революции люди начинают верить в свою демократию. Это означает, что они верят в способность маленького, рядового, но крепкого человека взять от жизни свое и не дать себя облапошить говорунам. Путин - Президент именно их, крепких российских хозяев, новых сильных кадров, новых центров веры, хозяйствования и влияния.

- Вы сказали, что федеративная реформа уже завершена. Вы уверены в том, что о реформе можно говорить уже в прошедшем времени?

- Я говорю о той федеративной реформе, которая прошла в прошлом году. Я бы оставил сейчас в стороне вопросы о завершенности происшедшего. Как раз ничего, в сущности, еще не завершено. Никогда в России не было одновременно такого количества реформ, проводящихся параллельно. Проводить такое количество реформ одновременно считается почти политическим самоубийством, тем не менее Путину пока это удается.

- Реформа Совета Федерации была одной из частей прошлогодней федеративной реформы, Вы можете дать прогноз, что будет дальше с верхней палатой?

- Я думаю, что довольно скоро начнутся дебаты, как должен выглядеть парламент. Дебаты по поводу количества партий в парламенте уже начались, хотя они немножко странные, понятно, что в парламенте столько партий, за сколько проголосовал избиратель. То, что нам необходимо укрупнение в партийной системе, это уже признано. Смотрите, уже выборы в Нижнем Новгороде фактически дали трехпартийную картину. Вперед вышли два кандидата от 'Единства' и КПРФ, Скляров и Ходырев, и, действительно, эти два электората сейчас растут, укрупняются, и складывается две крупные партии. Фактически, кто из них победит, решает третья сила - некоммунистические правые. Так же как примерно и в целом по стране. Теперь, по итогам выборов, мы увидим, сумеют ли правые партии управлять своим правым электоратом, передать его Склярову или не сумеют, и он уйдет с выборов или уйдет к коммунисту Ходыреву.

- Означает ли это, что вы считаете, что в дальнейшем Совет Федерации будет развиваться по пути партийного представительства?

- Это не исключено, хотя равно можно рассматривать и вариант одновременно департизации и дерегионализации, департикуляризации верхней палаты, когда люди будут скорее в образе сенаторов, лидеров страны. То, что они выдвигаются от своих регионов, это подробность избрания, но они не обязательно должны представлять партикулярные интересы своих регионов в этой палате. Они могут выступать в качестве верхней палаты как цельной корпорации. Этот вариант развития тоже не исключен.

- Можно ли прогнозировать, чем станет верхняя палата после января 2002 года, когда завершится процесс ее реформирования, и какую роль в ней будет играть группа 'Федерация'.

- После 2002 года никого, кроме группы 'Федерация' там не останется, поэтому как группа, она перестанет существовать, она будет должна во что-то трансформироваться. Я считаю, что не надо торопить процесс, потому что, в принципе, сейчас одна из задач следующего политического сезона - это определение, кто в России может считаться элитой, и в каких корпорациях должна быть сосредоточена и представлена элита.

Старая элита была медиаэлитой, это была элита медиаконфедерации. Это были люди, которых показывают по трем общенациональным каналам. А сегодня, когда телевизор больше не учит страну жить заново, встает вопрос, кто реально является лидером общественного мнения? Вот, в частности, Совет Федерации может быть одной из таких элитных корпораций. Впрочем, это не единственная и недостаточная корпорация.

Что произвела федеративная реформа? Она фактически раскрепостила местные общества. Сейчас просыпаются местные общества, элементы гражданского общества, просыпаются гражданские союзы, как мы их называем, т.е. проступают интересы тех групп, для которых Путин, собственно, и проводил реформу. Т.е. независимых, деловых, политических, общественных, культурных, религиозных кругов. Но для них не существует никакой структуры. Ни наши СМИ, ни старая конфедеративная структура, ни наша политическая система не описывают ясно институтов, в которых может формироваться политическая воля тех или иных групп. Не описывают форм посредничества, взаимодействия разных групп между собой. Все это сейчас надо искать на ходу, а в это время включается достаточно сильный механизм западных контратак.

- Что вы имеете в виду под западными контратаками?

- Западные СМИ, собственно говоря, это и есть мировые СМИ, я называю их 'западными' не потому, что Запад наш противник. И здесь произошли большие изменения. Если отсчитать год назад и посмотреть НТВ... НТВ действовало просто: оно стремилось поддерживать людей в негативном гипнотическом состоянии, т.е. людей вводили в некоторый транс и старались сохранять в этом трансе, создавая им иллюзию свободы, при реальном отсутствии доступа к политической жизни и к собственности. Я склонен искать во всем положительные стороны и считаю - в том, что 10 лет мы прошли фактически без крупных массовых потрясений в условиях тотального обнищания населения, конечно, заслуга режима медиаконфедерации. Она парализовала сознание, заваливая людей подсказками. Сегодня этого нет.

Когда начинаются атаки против возникающей новой независимой России, они происходят иначе. Современная тактика виртуальных операций - тематические блиц-кампании со смещенным (мнимым) источником. Публикация наводит на подозрение о другом ее источнике, обычно - противнике дискредитированного лица. Это оказывается исключительно эффективным способом сеять вражду и вести к расколу такие информационно-консервативные (в хорошем смысле слова) структуры, как православие в России.

В последние месяцы развернулась беспрецедентная кампания давления на православие, суть которой - игра на раскол православных конфессий, представление православия как ослабленной и распадающейся мировой религии на фоне победоносно наступающего католичества и протестантизма. Вот, Папа Римский приезжает в Украину - это мировое событие. В этот момент включается одновременно в 'Московском комсомольце' и в 'Московских новостях', в одной появляется материал против Патриарха, в другом - материал против митрополита Кирилла. Так, чтобы каждая из групп думала, что это она разместила материал против другой. Одновременно все три украинские православные церкви начинают ссорить между собой, а западные СМИ подчеркивают: 'православие расколото, католический мир един'.

На месте сектора олигархических СМИ складывается новый механизм - 'пул подпевал', в который входят издания Березовского и ряд региональных изданий, специализирующихся на 'заказухе' под видом 'журналистских расследований', таких, например, как владимирская газета 'Призыв', интернетские 'Грани' или московская 'Жизнь'. Из крупных кампаний, главные сейчас три - на раскол Православия, на дискредитацию наших союзников, прежде всего Украины, и на личную дискредитацию Путина.

Еще один пример. Одновременно с конфликтом из-за православной семинарии в Кицканах, искусственно политизированного прессой Молдовы и уже разрешенного сегодня каноническим путем, в адрес православных иерархов были умело вброшены обвинения в 'голубизне'. И день в день, параллельно кампании в молдовской прессе была затеяна параллельная кампания в прессе Владимира и Суздаля, точь в точь с теми же самыми обвинениями! Газета 'Призыв', по мнению владимирской же прессы, специализирующаяся на заказных публикациях, развернула кампанию по дискредитации Российской православной (автономной) церкви и ее митрополита Валентина. Разумеется, единственная задача - приписать эту кампанию Русской православной церкви, усугубив существующий раскол.

'Группа журналистских расследований', на материалы которой ссылается владимирский 'Призыв', оказывается, что забавно, и в Молдове, и в Приднестровье источником таких же фальшивок о 'голубизне' иерархов Молдовской митрополии, разумеется, приписанных в данном случае 'приднестровским источникам'. Кстати, были отмечены и вовремя пресечены попытки выйти с аналогичной мерзостью на центральные телеканалы. Причем при ближайшем анализе было выявлено, что сами 'обвинения' слово в слово переписаны с сайта АПН, принадлежащего Березовскому.

Все эти владимиро-суздальско-миланские расследовательские гамбургеры - с одной антипутинской фабрики. Заглянем в прокатолическую 'Ла Вангардия': '...в российском православии, традиционно поддерживающем тесные отношения с государством, произошел раскол ... на Украине три православные церкви, яростно враждующие друг с другом. Подобная же ситуация в православной церкви, не имеющей центральной власти и постоянно подверженной расколам'.

То есть они, с одной стороны, провоцируют углубление раскола, попеременно обвиняя в нем то одну, то другую церковь, и в то же время соблазняют православных России и Украины на вариант некоего цезаропапизма - восстановление подгосударственной централизации, который неминуемо привел бы к окончательному крушению православия и открыл бы католичеству свободу рук на Востоке. И тут же Александр Гордон посвящает многочасовую передачу - последнюю перед тут же объявленным уходом на НТВ - прямому призыву к 'расколу православия'. Но зачем он нужен ему, заявляющему себя как неверующего? Секрет скрыт в бюджетах НТВ.

Цель заключается в том, чтобы лишить независимую Россию ее реальной культурной и традиционной составляющей. Если Россия не православная страна, то она и не европейская страна, потому что православие, это и есть то, что нас связывает с Европой. Поэтому, как только Россия начинает говорить о своей европейской ориентации, как только Путин заявляет об этом приоритете, мы движемся в Европу - удар наносится по базе нашей религиозной традиции.

Я бы хотел подчеркнуть, что это делают не просто западные СМИ. Мир информационный един. И если печатается материал в газете 'Република', он печатается для того, чтобы его перепечатали здесь в региональной прессе. Есть издания, которые специализируются на перепечатках разного рода публикаций и заказных материалов. К ним относятся такие широко известные газеты, как 'Версия', как владимирский 'Призыв', которые просто работают на коммерческих условиях, а издания Березовского - транслятор в этой системе. Вот приближается саммит большой 'восьмерки', Путин едет в Геную, начинаются 'случайные' публикации в газете 'Република'. Первое случайное, второе, третье, четвертое. Так не бывает! Не бывает, чтобы итальянская газета почему-то начала на одну тему печатать материал изо дня в день. Если она начнет так печатать материалы про любую корпорацию, то скажут, что она заинтересована в этом. А про российского Президента - это нормально.

Я бы особо подчеркнул очень важную тему - попытки поссорить Россию и Украину с Европой. В чем особенность поворота, который стал возможен только благодаря федеративной реформе в прошлом году? Россия восстановила свой суверенитет, восстановила свою независимость и стала позитивно относиться к независимости других посткоммунистических стран. Мы не хотим никого поглощать, мы хотим взаимодействовать с другими независимыми странами. Оказалось, что это-то и представляет собой опасность. И начались атаки. Этой зимой мы наблюдали, как одновременно была развернута атака против президента Путина, когда она захлебнулась, была развернута атака против президента Кучмы, из которой он вышел только в мае, когда произвел чистку правительства. Одновременно сейчас разворачивается атака против президента Лукашенко. Заметьте, все эти атаки построены по тому же принципу - игры на взаимных подозрениях... Украинцам говорят, что Россия против них, нам говорят, что украинцы против нас. Идет игра на раскол.

Что такое европейская ориентация России и Украины? Ни Россия одна без Украины, ни Украина одна без России в Европу интегрироваться не могут. Европеизация в одной отдельно взятой стране невозможна. Поэтому Путин едет приветствовать десятилетие украинской независимости, что для Ельцина было невозможно.

- Именно поэтому сейчас увязывают скандал с Гонгадзе на Украине и отстраненными оппонентами Лукашенко в Белоруссии?

- Я критикую здесь Страну.Ru, потому что, с моей точки зрения, она поддалась на антикучмовскую провокацию, фактически связав дискредитационные сюжеты против Лукашенко (т.н. 'эскадроны смерти') и против Кучмы (т.н. дело Гонгадзе). Это и есть задача антиукраинских информационных центров - оказывать на президента Украины давление, угрожая ему судьбой Лазаренко и Милошевича. Характерно, что эту линию ведет украинский филиал сайта Березовского 'Грани'. Увязывать их в сознании, создавать цепочку - Лазаренко, Милошевич, Кучма, Лукашенко - это задача очень определенной, маленькой, конкретной группы заинтересованных лиц на Западе. Их задача - делегитимизировать президентскую власть, создать ощущение, что президенты восточнее границы ЕС и НАТО не вполне законны. И тогда, раз они не вполне законны, то другие политические силы могут законно выступать от имени населения. На этом базируется стратегия Березовского и Гусинского, на этом же базируется стратегия Бжезинского.

Поэтому очень характерный элемент этой кампании - это попытка терроризировать наших президентов международными инстанциями. То нам угрожают международным трибуналом, то угрожают международными расследованиями. Причем везде выступают анонимные 'расследователи' и просто проплаченные 'юристы', которые пытаются создать механизм давления на наши страны. Но я думаю, это не получится.

- Одновременно с законом о реформе Совета Федерации были приняты законы о роспуске региональных законодательных собраний и ответственности губернаторов. Механизмы, в них заложенные, фактически еще не были использованы. Как Вы считаете, могла ли произойти 'добровольная' отставка Наздратенко без наличия этих законов?

- Я не думаю. Случай с Наздратенко был исключительным. Значимую роль сыграла новая атмосфера в стране, год тому назад на аналогичный призыв Путина Наздратенко просто бы пожал плечами. Его уход - результат изменившейся атмосферы. Она менялась в ходе принятия этих законов.

Что касается законодательных собраний, здесь еще оставлен взаимный карт-бланш. По-настоящему еще не обсуждалось, чем должны стать законодательные собрания, чтобы реально на месте возникло ограничение исполнительной власти. Надо понимать, что основа медиаконфедеративной системы состояла в том, что у каждого региона есть ответственный губернатор. Все остальное неважно. Существуют законы, которые описывают, что он может, что не может, но, на самом деле, это неважно. Важно, что отвечает он, то есть губернатор - как бы некий самодержец. Сегодня, когда мы ослабили губернаторов, теперь мы хотим видеть, как выглядят ограничения, как выглядит законодательная власть.

Может ли сегодня законодательная власть в регионах быть непрофессиональной? Законодательные собрания непрофессиональны, поэтому они значительной частью прямо сидят в кармане у местной исполнительной власти. Мы видим это по борьбе с законом о земле, когда законодательные собрания штамповали под копирку отрицательные заключения. Один из возможных вариантов - если они превратятся в профессиональные законодательные собрания, может быть, тогда встанет вопрос об их партизации, чтобы партии боролись за места в законодательных собраниях. Тогда возникнет какая-то ответственность законодательных собраний, тогда возникнет какая-то партийная политическая жизнь. Это один из возможных вариантов.

Я ничего не предрешаю, я думаю, что как раз в этот новый политический сезон, который нас ждет, тема региональных оппозиций, региональной партийной жизни и новых региональных центров силы и влияний будет поставлена заново. Мы освободили их, но мы не знаем, что это за силы. Регионы начинают освобождаться, но они для нас находятся в тени, мы не можем их рубрицировать, мы не можем понять, к каким типам относятся те или иные регионы. Мы повторяем бесконечно одни и те же слова, про красный пояс, про регионы-доноры, но мы не знаем, что за этим стоит. И я скажу сильнее, мы и не узнаем, пока не начнется открытая, публичная политическая жизнь в регионах. Я думаю, для этого потребуются сильные встряски.

Нижний Новгород сейчас переживает сильную встряску. И, конечно, в каком-то смысле, он балансирует на грани - в случае, если победит коммунист, то, конечно, будет отлив инвестиций и возникнет тема возможного переноса столицы округа из Нижнего Новгорода в Самару или Казань. Столицы округов в прошлом году назначались достаточно случайно, они назначались просто в силу того, что это были места, где в свое время была сформирована еще военная инфраструктура связи. Но это не личные обстоятельства.

- Могут ли постепенно реформироваться сами округа, по мере того как перед полпредами будут ставиться новые задачи?

- Думаю, да, они неизбежно будет меняться, но уже не в порядке эксперимента. В прошлом году решения надо было принимать немедленно, и они принимались такими, какими они могли быть приняты в той обстановке. А сегодня есть возможность заново обдумать границы округов, их численность. Весь этот набор проблем - уже систематизация государственного строя, она является темой следующих лет путинского президентства. Конечно, когда-нибудь встанет вопрос и о Конституции, которая систематизирует эти перемены, но для этого перемены должны зайти уже достаточно далеко и заработать ощутимо для массы людей.

Страна сегодня расколота уже не только по социальному признаку, на богатых, хозяев политики и собственности, и всех остальных, она расколота по принципу активного и пассивного населения. Довольно широкие круги активизировались, но все равно, это небольшое количество населения, в пределах 10%. Остальные люди скорее пассивно ждут улучшений, а улучшения не могут прийти сами собой. Поэтому основная задача - строить институты связи, коммуникаций между центрами власти, строить институты включения людей в политику, включения людей в собственность, даже в ту собственность, которой они номинально обладают сегодня. Что такое жилищно-коммунальная реформа? Это тоже механизм включения людей в ту собственность, номинально они ею обладают, фактически - не несут за нее ответственности. Пенсия - это тоже формально собственность человека, но сейчас он этого не понимает, он понимает ее как задолженность перед ним государства. Развитие институтов собственности и защита этих институтов железной рукой - это и есть центральный путь к тому, чтобы общество, а не бюрократия взяло власть мирным образом, взяло власть в стране в свои руки, в лице своих законных избранных представителей, к которым относится и федеральное собрание, и президентская власть.

                                           

Александр Дугин : Подвиги Владимира Путина



"Но почему же тогда вы можете утверждать, что Путин работает на Россию."

"А очевидное (т.е. то, что в средствах массовой информации) - отнюдь не в пользу Путина."

Это типовые вопросы, отвечу кратко.

Путин совершил подвиги, достойные Геракла. Очень конкретные подвиги.

1. Предотвратил развал России на Кавказе, встал стеной на пути ваххабитского вторжения в Дагестан, вернул пол-Чечни, нанес удар по зубам атлантистам-ваххабитам-саудитам.

2. Нанес удар по местничеству, порожденному прежним режимом. Одним ударом поставил на место Совет Федерации (из фрондирующего квазисепаратистского органа превратившегося в послушную тихую организацию), заушил и выстроил губернаторов, пугнул зарвавшихся националов. То, что они еще пускают пузыри, уже не так важно.

3. Ввел страгические федеральные округа, привязав административно-пространственную структуру РФ к военной системе, передав огромные (пусть пока номинальные) полномочия НАЗНАЧЕННЫМ из Центра (не избранным) людям, ответственным за национальную безопасность в первую очередь и напрямую завязанные на федеральный центр. Это скрепы России.

4. Разможжил череп двум полуживым гадинам медиа-олигархии, которые еще вчера безнаказанно вытворяли со страной, общественным мнением, правительством и президентом все, что хотели. Не так принципиально, выдадут или или не выдадут, мертвы ли они или в коме. Жало у гаденышей Г. и Б. вырвано. Остальное кисель.

5. Дал зеленый свет интеграционным процессам в СНГ.

6. Записал в концепцию Национальной Безопаности РФ тезис о "многополярном мире" (что означает на практике юридическое признание евразийства, как основной международной стратегии России).

Ничего подобного не сделал предыдущий президент, который, напротив, по всем 6 пунктам выступал прямо противопложным образом: распустил всю эту зарвавшуюся комманду и оставил расхлебывать преемнику.

Преемник по меньшей мере по 6 перечисленным пунктам расхлебал.

Можно требовать большего. Но, простите, на каком основании? Если кто-то стоит на позиции радикальных патриотов, для которых деяния Путина лишь паллиатив, компромисс и "фасад", то какие альтернативы? Выпускание пара КПРФ и "Советской Россией"? Или совсем уж маргинальные инициативы кучки маргиналов? Яйцо в Никиту Михалкова?

Очевидно, что Путин сделал целый ряд очень серьезных вещей. Эта конкретика его деяний (вместе с другими соображениями более метафизического порядка, которые для многих пустой звук, ну и чорт с ними, со многими) и привела "Евразию" и меня лично к поддержке Президента Путина, к радикальнмоу центру.

Можно перечислить, чего еще не сделал Путин. Подвиги, которых он еще не совершил.

1. Он не довел 6 пунктов до конца. Для этого, впрочем, требуется время.

2. Он не определился в отношениях с США окончательно.

3. Он не осознал тупиковость радикал-либеральной парадигмы в экономике и вовлечен в ложную альтернативу между двумя радикал-либеральными проектами Греф-Ларионов, которые концептуально одинаково тупиковы для страны. Это Путин на практике прочувствует в течение года-полутора. Тогда станет весьма актуальной реальная альтернатива.

4. Он не произвел ротацию элит. Старый аппарат работает по модели предыдущего периода, и его относительная технологическая эффективность скрывает под собой фундаментальную неадекватность.

5. Он не сформировал эффективной собственной комманды, на которую он мог бы опереться при дальнейшем проведении своих реформ. Опора на чистых технологов и конъюнктурно-бюрократические образования рано или поздно приведет к серии серьезных политических провалов, которыми воспользуются, естественно, не радикальные патриоты, но затаившееся атлантистское лобби (как всегда и бывает в новейшей российской истории).

6. Он не приступил всерьез к закреплению евразийской идеологии как мировоззренческой основы будущей России.

Совершение первых 6 подвигов и не совершение вторых 6 подвигов характеризуют нынешнее положение В.В.Путина. Это статус кво. Путин как канатоходец на полпути над пропастью. Сейчас он (мне кажется) отчаянно решает, в какую сторону ближе -- к началу или к концу в обоих случаях крайне опасного пути.

Если оставаться в логике 6 совершенных подвигов, то надо делать все остальное. Это, безусловно, риск, и противодействие будет только нарастать (а канат тонок и качается, внизу же ждет жолтая бездна). Если повернуть назад, риск не меньший. Тогда против него обратится вся мощь того, что он уже сделал.

И все, о чем я говорю, это предельно КОНКРЕТНЫЕ, верифицируемые вещи.

Какова позиция "Евразии" в этом вопросе?

Мы аплодируем первым 6 подвигам, сопереживаем сложнейшей исторической и политической ситуации, в которой находится Путин, полностью солидаризуемся с логикой сделанного и искренне желаем, чтобы было осуществлено все остальное. Причем в этом осуществлении готовы на любой основе и в любом качестве участвовать.

Мы хотим только одного, чтобы Путин довершил начатое, продолжил серию геркулесовых работ.

Для нас при этом совершенно не имеет ни малейшего значения Who is Mr.Putin? Это атлантистский вопрос. Путин -- это путь над бездной, стрела тоски брошенная на тот берег. Долетит -- Евразия будет спасена, рухнет -- мы с поднятыми головами испытаем на себе последствия катастрофы.

Естественно, если Путин решит повернуть назад и отменит или сведет на нет 6 своих подвигов -- отдаст Чечню Масхадову, снова предложит взять суверенитета тем, кому его недостаточно, вернет в Россию и попросит прощения у Г. и Б., отменит Округа, покается перед Киселевым и Бабицким, поправит концепцию Национальной Безопасности в духе признания однополярного глобализма и приоритетов интересов США над национальными интересами России, распустит СНГ, тогда поддерживать его будет, действительно, не просто. Но это будет уже не Путин, не человек над бездной, но некий чорный двойник.

В истории бывало и это, правителей похищали, душили, подменяли, превращали в зомби, убивали и воскрешали. Заведомо этого исключать нельзя, но тем не менее в реальном мире это не очень правдоподобно.

Сила "Евразии" в положительной поддержке. Отрицать могут многие, а когда дело доходит до позитива, все немеют. Мы сейчас находимся в уникальном положении, когда весь наш творческий созидательный потенциал может раскрыться в поддержке евразийских реформ Президента Владимира Путина.



АРКТОГЕЯ
[an error occurred while processing this directive]