ПОЧЕМУ ВОЮЮТ ЗА СКАЛУ?

Александр Дугин
"Литературная газета", №30 (5885) 24 - 30 июля 2002 г.


Полагаю, за символической акцией Марокко по высадке военных на крошечном острове, принадлежащем Испании, стояли серьезные геополитические интенции. В современном мире происходит резкое изменение статуса основных геополитических участников. В первую очередь мы видим, как Европа при ослаблении России и роспуске восточного лагеря приобретает все более и более самостоятельное геополитическое значение, которое, несмотря на союзнические отношения, начинает серьезно заботить США.

Речь идет о том, что Америка поощряет своих арабских союзников для балансировки политической и геополитической ситуации в Европе. Предлогом для подобного оживления может быть, например, последний резкий успех евро. Многие аналитики отмечали, что бомбежки Белграда и вообще сербская история были направлены на стабилизацию политического и экономического состояния Европы, и в этом роль США была очевидна.

Что же касается данного конфликта, то здесь явно прослеживается тот же самый сценарий. Безусловно, руководители Марокко не являются полными идиотами, чтобы на пустом месте раздувать серьезный конфликт с Евросоюзом. Тем более что ни стратегических, ни символических выгод от этого острова Перехиль получить невозможно. А атмосфера в марокканском обществе отнюдь не такова, чтобы требовать некоего героического патриотического жеста или экспансии для поддержки правящего режима.

Все это приводит нас к единственному выводу: конфликт использовался против Европы. За ним надо искать стратегов атлантизма - США, Англию, традиционно разыгрывавших антигерманскую, а теперь антиевропейскую карту.

Вопрос же значения территории и даже совсем неважной ее части очень серьезный. Дело в том, что патриотическое сознание любой, маленькой или большой, нации формируется, исходя из пространственных представлений. Пространство, таким образом, наделяется сакральным, священным значением. Поэтому разговоры о том, что не отдадут или отвоюют отобранные когда-то болото, островок или участок реки, берега, которые, может, и не имеют никакого прагматического значения, несут в себе огромный мобилизационный потенциал для настроений народа. Существует священное отношение к территории государства. Мне предельно понятна психология людей, которые либо, захватывая скалистый остров, начинают войну из-за него, либо, наоборот, возмущаются его захватом.

Сейчас мы видим колоссальную мобилизацию европейского самосознания. Причем интонации европейских политиков самые неожиданные. В данном конфликте не только Испания, но и вся Европа мыслит себя как новое геополитическое целое. Это очень серьезные явления.

Конечно, данный конфликт будет улажен. Однако он является тестовым. Это первая серьезная проверка геополитического самосознания единой Европы. Мне кажется, этот конфликт будет иметь колоссальное значение для будущего миропорядка.

Все это прямо или косвенно касается нас. На самом деле статус Европы, статус Америки, европейско-американские отношения, европейско-арабские отношения - это то, с чем мы напрямую связаны и что напрямую скажется на нашей внешней и внутренней политике.



АРКТОГЕЯ