—— революция——

 
Наталия Мелентьева 

СОЦИАЛИСТЫ 

ФИЛАДЕЛЬФИЙСКОГО 

ОБРЯДА

1. Множество вселенных Огюста Бланки

Огюст Бланки, тридцать четыре года проведший в заключении за революционную деятельность... Он вдохновлял и поднимал множество восстаний и мятежей... Он дал метафизике Революции кристально ясное обоснование...

Открываем его книгу "Вечность через звезды" и читаем главное.

"Если бы в основании Вселенной было бесконечное количество элементов, она была бы единственной. Но так как спектральный анализ современной физики доказывает, что количество таких элементов строго ограничено, вселенных существует неопределенное множество. Все они параллельны друг другу, сосуществуют и могут накладываться друг на друга."

К этой же теории все ближе подходит и современная квантовая физика, хотя Бланки написал свой труд в 1867 году.

Напомним, Бланки был не просто социальным борцом и теоретиком "революционного заговора" (он считал, что революции делаются меньшинством, своего рода орденом, и лишь потом в них включаются массы -- того же мнения придерживался и Ленин в "Апрельских тезисах"), но и членом особого оккультного ордена "Филадельфов". Его посвятили в эту странную организацию в Лондоне. "Филадельфы" впервые появились в XIV веке во Франции, когда некий Гийяр де Крессонессар объявил себя "ангелом Филадельфийской церкви", 6-ой азийской Церкви, о которой шла речь в Апокалипсисе, и которая считалась наиболее подлинной и полноценной перед лицом откровенно негативной и задетой влиянием апостасии 7-ой последней Церкви, Лаодикийской. Гийяра де Крессонессара объявили еретиком и заточили в темницу, причем в 1310 году сделал это все тот же Гильом Ногаре -- главное действующее лицо в разгроме тамплиеров. Через несколько веков (в XVII веке) оккультное движение "Филадельфов" появляется в Англии, а через столетие -- во Франции, где это название присваивает оккультистская масонская ложа "примитивного ритуала Нарбонны" с явным розенкрейцеровским уклоном. Обе эти организации находились в контакте, а английская ветвь сильно повлияла на баварских "Иллюминатов". Не исключено, что отчасти свои идеи Бланки заимствовал из этих источников.

Как соотносится оккультная теория множественности миров с Революцией?

Связь прямая. Если Вселенная единственна, то ее строй является оптимальным. Причем эта оптимальность может быть понята и в религиозных, и в атеистических терминах. У деистов: Бог творит мир наилучшим (и единственным) образом. У атеистов: эволюция следует единственно возможным путем. Безграничность составляющих элементов и единственность Вселенной, из этой безграничности вытекающая, делают имманентные законы мира этическим благом, а существующий порядок вещей аксиологически оправдывается уже тем фактом, что он есть то, что он есть. В таких условиях человеческая воля заключается в пределы частного улучшения существующего при общем согласии с реальностью. Консерватизм (пассивность созидательной воли) и эволюционизм (активность созидательной воли) оказываются единственными возможностями экзистенциального выбора. Революция отрицается в ее метафизических предпосылках. Можно только "ускорить" естественный ход вещей или подправить ветшающий порядок.

Но Бланки (и все революционеры и мистики) думают иначе. Ограниченность конструктивных элементов космоса ясно говорит о том, что наша Вселенная неабсолютна и не исчерпывает всех онтологических возможностей. Но полнота не может не существовать, а значит, есть целый спектр миров, который могли бы выступать как альтернатива нашему. Вот метафизический и физический базис Революции. -- Подозрение о том, что в нашем мире не все обстоит благополучно, получает глубинную опору в идее возможной альтернативности миров. Если "мир насилия" не устраивает, можно обратиться к иному, "новому" миру, создать ("вызвать") нечто совершенно иное, причем сами негативные условия существования, теряя свою концептуальную опору в виде идеи "единственности творения", ничем более не оправдываются. Коль скоро наш мир в целом не часть единственно возможного порядка, но лишь одна из граней возможного, то простор для Революции открыт. Эзотерический орден или революционная партия должны лишь освоить параллельную реальность и привнести ее зерна в реальность нашу. Главное -- открыть свободный путь потустороннему, поднять восстание и захватить власть. Через магическую воронку революционной элиты, "новых людей", тайные энергии параллельного мира потоком хлынут к нам и преобразят жизнь.

2. Социализм и алхимия

Революционные социалисты вдохновлялись герметическими воззрениями, основанными, в той или иной степени, на идее "трансмутации" реальности. А эта идея, в свою очередь, связана с теорией "множественности миров". Алхимия учит, что все вещи являются продуктами "ложной кристаллизации", что они несовершенны в своем естественном состоянии и подлежат оккультной переплавке. Если бы Вселенная была единственной, то речь не могла бы идти о таком радикальном преобразовании, так как всякое явление было бы по-своему совершенно и подлежало бы лишь развитию и улучшению, но отнюдь не радикальной переделке. Алхимия же считает обычное земное существо не совершенством, но результатом катастрофы, символически называемой "преждевренным вырыванием металла из жилы до его окончательного аноблирования", т.е. превращения в драгоценность. Вещи, люди, общества и культуры, по тайному мнению герметиков, суть пародии на то, чем они могли были бы (и должны были бы) быть. Поэтому все надо вернуть к первоматерии, к состоянию хаоса и магически воссоздать заново. Без этого реальность не стоит ничего. Это идея "палингенеза", "множественного рождения".

У эзотериков -- "палингенез", у политических активистов -- социальная революция. Причем неважно, используется ли богословский язык, или все теории формулируются в атеистической терминологии. Сен-Симон, крупнейший социалист-утопист, был христианским мистиком, тогда как Маркс или Бакунин настаивали на наукообразном атеизме. Мистический смысл социальной революции один и тот же.

3. Питьевое золото

Предтеча социалистов Томмазо Кампанелла разработал теорию "города солнца". В ней объединяются темы социального восстания и алхимической трансмутации. Но был еще один интересный и всеми забытый автор, который довел алхимическую солнечную линию до своего предела. Это ученик рационалиста Гассенди, французский философ и медик Ж.Б.де Сэн Ромен.