геополитические тетради

 

Карл Шмитт

НОВЫЙ “НОМОС” ЗЕМЛИ

Речь пойдет о “номосе” Земли. Это значит, что я рассматриваю Землю, небесное тело, на котором мы живем, как единое целое, как сферу, и ищу ее глобальное предназначение. Используемое мной греческое слово “номос” происходит от глагола “nemein”: это то же, что и немецкое “nehmen” — “брать”. Следовательно, в первую очередь, “номос” означает “взятие”, во вторую — “деление и распределение того, что взято”, и, наконец, в третью — “эксплуатацию и использование того, что взято и распределено”, будь то производство или потребление. Брать, делить и использовать — это элементарные процессы истории человечества, три акта первородной драмы. Каждое из этих действий имеет собственную структуру и представляет собой особый процесс. Например, разделение предполагает размер, счет и оценку того, что делится. Пророческие слова: “исчислен, взвешен, разделен” в пятой главе книги пророка Даниила Ветхого Завета относятся ко второму акту первородной драмы в трех частях под названием “Номос Земли”.

“Номос Земли” существовал всегда. Во все времена Земля бралась, делилась и использовалась людьми. Но до эпохи больших открытий вплоть до XVI века у людей не было глобального представления о планете, на которой они жили. Существовал мифический образ Неба и Земли, суши и моря, но Земля еще не была для них шаром, и они еще не исследовали великие океаны. Каждый многочисленный народ считал себя центром мира, а сферу своего владения — домом спокойствия, за пределами которого царили войны, варварство, хаос. На практике это означало, что эти народы могли с чистой совестью завоевывать и грабить, пока они не наталкивались на границу. Тогда они строили земляной вал, Китайскую стену или возводили Геркулесовы столбы для ограничения мира. Под “Землей обетованной” они подразумевали собственную империю. Таким был “номос” Земли на первой стадии.

Этот “номос” был разрушен примерно 500 лет назад, когда были открыты великие океаны, а также Америка — континент, о существовании которого даже не подозревали. Так родился второй “номос” Земли. У того, что открывали, разрешения не спрашивали. Впрочем, открытия всегда делаются без разрешения. Открывателями были европейские народы, которые разделили планету между собой и стали ее использовать. Таким образом, второй “номос” стал евроцентричным. Американский континент сначала использовался колониальным образом. Континентальные пространства Азии не могли быть захвачены подобным же образом. Евроцентристская структура “номоса” там проявлялась лишь частично и нередко принимала формы протекторатов, отдачи в наем территорий, торговых договоров и сфер интересов. Одним словом, формы использования были более гибкими. Наконец, Африка была разделена между европейскими державами-захватчицами только в XIX веке.

Своеобразие второго “номоса” прежде всего заключалось в его евроцентристской структуре, и затем в том, что, в отличие от первоначальной картины мира, по существу мифической, он включал в себя океаны. Он охватывал всю планету, делая различия между сушей и морем. Суша была разделена на территории национальных государств, на колонии, протектораты и сферы интересов. Зато море было свободным. Оно должно было оставаться открытым, без пограничных делений для всех государств; для рыбной ловли, добывания соли и жемчуга, а также для мировой навигации и военных операций. Решающим было то, что свобода военных операций вытекала из свободы морей. Самая большая морская держава захватила мировые океаны. Англия постепенно победила на море всех своих европейских соперников: Испанию, Голландию, Францию и Германию.

Евроцентристский “номос” просуществовал до первой мировой войны. Он держался на двойном равновесии. В первую очередь, на равновесии между землей и морем. Одна Англия господствовала на море и не допускала никакой конкуренции морских держав. На европейском континенте, напротив, царило другое равновесие, которое не терпело гегемонии ни одной континентальной державы. Гарантом также была Англия. Равновесие между землей и морем составляло основу нового более частного равновесия — равновесия собственно суши.

Земля и море были совершенно различными категориями. Существовало международное право на землю, а также право на море. Война на суше была чем-то юридически совершенно отличным от войны на море. Наземная война велась не между народами, а только между армиями европейских государств. Юридически личная собственность гражданского населения не являлась добычей. Морская война была торговой войной, в ней враг вступал в сделку с врагом. Личная собственность граждан и даже нейтральных государств была законной добычей согласно морскому праву блокады и трофеев. Таким образом, земля и море противостоят друг другу как два противоположных мира с совершенно различными концепциями войны, врага и военных трофеев.

Этот евроцентрический “номос” Европы был разрушен, как было сказано, в водовороте первой мировой войны. Сегодня Земля распадается на две половины: восточную и западную. Эти части находятся в состоянии холодной войны, а при случае и “горячей”. Но земной шар имеет два полюса — Северный и Южный, у него нет Восточного или Западного полюсов. По отношению к Европе Америка — это Запад; по отношению к Америке Россия и Китай — также Запад. В чисто географических терминах невозможно провести границу между этими противостоящими друг другу понятиями.

Но за географической противоположностью вырисовывается более глубокое и изначальное противопоставление. Достаточно посмотреть на глобус и увидеть, что то, что сегодня мы называем Востоком — это огромные континентальные массы суши. Для сравнения: огромные пространства западного полушария покрыты великими планетарными морями, Атлантическим и Тихим океанами. Так не скрывается ли за противостоянием Востока и Запада противостояния между континентальным и морским мирами, противоположности земного и морского начал?

В определенные моменты крайнего напряжения история человечества интенсифицируется через прямое противопоставление этих начал. Великий немецкий поэт даже сочинил стихи по случаю такого исторического момента мирового масштаба. Это было летом 1812, когда Наполеон захватил Россию и продвигался к Москве. Гете был на стороне Наполеона и выражал надежду, что благодаря могуществу и мудрости Наполеона Англия окажется побежденной и материк снова “будет восстановлен в своих правах”. Однако, мы знаем, что Наполеон был побежден не Англией, а континентальными державами: Россией, Австрией и Пруссией. Из этого следует, что в это время “номос” Земли еще держался на равновесии земли и моря.

Что же сегодня? Равновесие нарушено. Развитие современной техники отняло у моря его изначальный характер. Третье измерение, воздушное пространство, добавилось как силовое поле человеческого господства и деятельности. Некоторые уже сегодня полагают, что вся Земля, наша планета, отныне только пристанище, посадочная полоса, склад сырья и корабль, авиаматка для космических полетов. Это, надуманное, предположение подтверждает актуальность вопроса о новом “номосе” Земли.

Какой могла бы быть форма этого “номоса”? Здесь следует различать три возможности. Первая, и, по-видимому, самая простая, когда один из двух партнеров современного планетарного противостояния завоевывает другого. Существующая двойственность между Востоком и Западом, таким образом, будет только последней переходной стадией к окончательному и замкнутому единству, последним кругом в ужасной битве за новый “номос”. Тогда победитель станет единственным хозяином мира. В соответствии со своими планами и идеями он будет брать, делить и управлять: сушей, морем и воздухом. Технический образ, распространенный сегодня, не знает других возможностей. Для него Земля уже стала такой маленькой, что ее можно без усилий окинуть взглядом и подержать на ладони. В результате возможностей современной техники замкнутое единство мира кажется придет само собой.

Однако, какими бы огромными ни были достижения техники, они не могут отменить ни природу человека, ни могущество земли и моря, не уничтожив самих себя. Факт существования технических средств не может нас воодушевить, но и не приводит в отчаяние. Нам не следует отказываться от своего разума, мы должны все же рационально рассматривать все возможности нового “номоса”.

Вторая возможность заключается в попытке поддержать структуру равновесия старого “номоса” и продолжить его современным способом, приспособленным к существующим техническим средствам. Это будет обозначать, что морское превосходство Англии, которое преобладало до сих пор, возрастет в соединении с сухопутным и воздушным превосходством. С этой точки зрения, только Соединенные Штаты могут приниматься в расчет: они, если можно так сказать, самый большой остров, который бы мог сохранить и гарантировать равновесие остального мира.

Третья возможность также основывается на идее равновесия следующего характера. Возможно, что сложатся несколько блоков или больших независимых пространств, которые создадут между собой равновесие, а с ним и порядок на земле.

Многое необходимо для того, чтобы глобальная картина этих трех возможностей достигла всеобщего сознания, потому что большая часть тех, кто считает эту проблему серьезной, слепо требуют одного хозяина мира. Безусловно, в этом решении есть примитивная наивность, но она не должна мешать рассмотрению других вариантов.

Новый “номос” нашей планеты непреодолимо увеличивается. Многие в этом видят только смерть и разрушение, другие считают это признаком конца света. На самом деле мы переживаем конец старых отношений земли и моря. Старый “номос” вырождается, а вместе с ним исчезает и целая система мер, концепций, привычек. Вместо них могут возникнуть новые концепции, новые правила жестокой борьбы старых и новых сил.

1954 год

(перевод Л.Гоголевой)

 

АРКТОГЕЯ

ARIES

ВТОРЖЕНИЕ

ЭЛЕМЕНТЫ

СОДЕРЖАНИЕ №3