Текст выступления А.Дугина на радио Свободная Россия

06.12.99

Геополитическое сознание является крайне важным для нас всех. Поэтому какие-то вещи имеет смысл напоминать, повторять.

Почему геополитическая наука так важна?

Геополитика - это не просто наука, такая как социология, математика или литературоведение. Дело в том, что после того как мы отказались от двухполюсной модели и отошло в историю противостояние двух геополитических лагерей, капиталистического, воплощенного в блоке НАТО, и социалистического, воплощенного в Организации Варшавского Договора, возник колоссальный вакуум для объяснения тех процессов, которые происходят в международной жизни, в нашей внешней и внутренней политике. Этот вакуум огромный, некоторыми идеологами было даже поспешно объявлено, что раз кончилась "холодная война", раз кончилась эпоха противостояния, соответственно кончилась и сама история. Теперь ничего не должно происходить, нечего объяснять, все человечество живет в едином ритме.

Но оказалось, что с этим тезисом поспешили. На самом деле противоречия, трения, войны, конфликты, противостояния, интриги, давление, осложнения ситуации, социальные баталии - все это никуда не исчезло. И вот мы вступаем в 21 век в конфликтном, сложном, агрессивном и противоречивом мире, в котором при этом не кончилась история, но закончились традиционные модели ее объяснения. Мы очень растеряны, не только русские, но и люди во всем мире, за нашими пределами. Явно ощущается вакуум мировоззрения, вакуум идеологии. Какие-то процессы текут, что-то происходит, подчас страшное и болезненное, например, войны, но надежной базы для объяснения смысла происходящего люди найти не могут. Здесь не имеются в виду некие глубинные философские взгляды, которые могут у кого-то быть, а у кого-то не быть. Вообще, серьезный философский взгляд или принадлежность к какой-то историко-философской школе - это очень частный случай. Очень мало людей, считанные единицы, определяют свое мировоззрение исходя из глубинного критического анализа, исследования первоисточников, текстов, докапывания до глубин, шаг за шагом, кирпичик за кирпичиком обосновывая, создавая свою жизненную позицию и вырабатывая свой собственный взгляд на самые различные события в истории. Это бывает крайне редко, едва ли даже стоит об этом говорить. Но, на самом деле, каждый человек, любой, вне зависимости от того, есть ли у него интерес к философии, все же должен иметь хотя бы самое общее представление о мире, о том, что в нем происходит. Долгое время эти упрощенные представления, расхожие клише, штампы - в самом положительном смысле, поскольку, действительно, невозможно от каждого требовать своего собственного видения, критического, рефлекторного исследования основ наличного бытия - справлялись с задачей объяснения всего и вся для обычных людей, большинства. Истоком же их были традиционные идеологии.

В двадцатом веке наибольшего развития достигли две идеологии - это капиталистическая, либерально-демократическая и советская, социалистическая. Вот эти две идеологии, каждая по-своему, и объясняли мир, логику социальных процессов и лежали в основе некоего выбора, который был возможен в той или иной степени почти для каждого человека, живущего на планете. Был, конечно, целый ряд неприсоединившихся стран, людей, ищущих третьего пути. В начале века это были европейские режимы третьего пути - Италия, Германия, страны Оси, потом со странами третьего пути стал соотноситься третий мир, который тоже пытался найти свою дорогу между строгим ортодоксальным капитализмом и строгим ортодоксальным социализмом.

Как бы то ни было, основными моделями оставались все же либерал-капиталистическая, аграрно-капиталистическая и советская, социалистическая.

На сегодня социалистический взгляд на мир потерпел поражение, двухполюсный мир рухнул, и это объективная реальность. Это очень печальные, трагические события, но тем не менее мы должны с ними считаться. Оказалось, что построения марксистской ортодоксии, в том виде, в котором они существовали в последние десятилетия, были преодолены, были опровергнуты историей и в качестве новой всеобъясняющей модели марксистский, позднесоветский взгляд на вещи оказался просто неприменим.

Западная же, либерально-капиталистическая модель была неготова во многом осмыслить падение социалистического блока, крах советского мировоззрения. В этой связи растущий экспорт примитивных формул западной либерально-демократической модели - все что Запад смог предложить странам, отказавшимся от советской модели. Мы увидели за эти десятилетия, что наши руководители поспешили кто наивно, кто даже со злым умыслом просто формально скопировать, сымитировать западную модель и применить ее на советской, позднесоветской, постсоветской, российской реальности. Нам это дало только кризис, крах и развал, не принесло ничего хорошего.

Сейчас же дает о себе знать осознание кризиса либерально-демократической модели, и оно повальное - обратите внимание, что в нашей предвыборной ситуации все политические силы взяли на вооружение отнюдь не либерально-демократические ценности, фактически нет ни одного движения или партии, которое бы просто говорило: мы сторонники западного, либерально-капиталистического уклада и пути. Все, даже самые откровенные западники, стремят ся "разбавить" свой собственный политический проект неким обращением к народной стихии, русской самобытности и т.д. Налицо полное осознание неспособности простейших либерал-демократических импортных западных идеологем, той единственной идеологии - крайне плоской, доминирующей в основном на Западе либерально-капиталистической - их неспособность заполнить нашу потребность в объяснении мира, непригодность этих методов применительно к нашей реальности.

Соответственно чем-то особо ярким, особо адекватным похвастаться не может и оппозиция. Многие по инерции обращаются к марксизму и социалистическим моделям и, действительно, в каком-то новом, обновленном варианте с отказом от штампов и клише, банальных трюизмов, которыми была наполнена советская и позднесоветская демагогия, на каком-то новом уровне, это, безусловно, перспективный путь для того, чтобы по-новому отражать определенные посылы социалистического мировоззрения, для того, чтобы заново открыть Маркса, вообще заново открыть для себя ценность социализма, ленинизма, сталинизма или даже других, еще более удаленных от социалистической моделей. Но для этого должно пройти время, должны смениться поколения. Те люди, которые обращаются к советском опыту по инерции, на самом деле менее пригодны, менее квалифицированы для того, чтобы стать носителями или проводниками нового социалистического мировоззрения, нежели те люди, которые родились уже в пост-советское время и знают о советском строе только по учебникам, по истории, по преданиям. Это кажется многим парадоксом, но тем не менее - менее всего приспособленными для нового полного осознания социализма, марксизма и коммунизма являются именно те, кто был связан с партийной карьерой, преподаванием этой дисциплины в последние десятилетия, вообще традиционные коммунисты. На последних этапах советского периода формализм и вырождение социалистического мышления достигли своего апогея. Как это ни парадоксально, люди, которые этим занимались, наименее пригодны, квалифицированы для того, чтобы хотя бы мало мальски размышлять о социалистической идее.

Здесь сразу приходит на ум политбюро ЦК КПСС, которое, собственно, и породило все те предельно невежественные, самоубийственные, прозападные предательские группы и типы, которые и ассоциируются у нас ныне с "реформаторами", или даже с той предельно неадекватной, неоперативной провальной оппозицией, которая является своего рода пассивным придатком нынешнего преступного и предательского режима. Поэтому новый взлёт социалистической мысли, новое обращение к левому наследию - это дело будущего. Мы должны некоторое время подождать, поскольку ценность и справедливость определённых исторических диагнозов, которые ставит марксизм, для нас не будет очевидной, пока не сменится поколение, пока мы заново не обратимся к этой модели для объяснения определённых закономерностей истории. Кроме того, никогда не будет возврата к марксизму как к социалистической догматике, поскольку многие исторические и культурные аспекты марксизма, советизма, социализма, какими они были сформированы в 19 веке, а затем продолжены в 20 веке, к настоящему времени безнадёжно устарели, были опровергнуты самой историей. Огромный пласт марксистской мысли придётся оставить за воротами, даже в том случае, если мы начнём творчески, заново переосмыслять это наследие.

Поэтому, безусловно, роль социализма и марксизма как мировоззрения будет вспомогательной в том комплексе нового мировоззрения, которое непременно сложится в России как альтернатива тому, что нам предлагает Запад.

Но не нужно бездействовать из-за того, что это время пока не наступило, не нужно терять понапрасну исторического момента, ожидая, пока уйдут в могилу преподаватели марксизма, туши членов политбюро и аппарата ЦК КПСС, ответственные за трагедии и катастрофы, произошедшие с нашей Родиной, представители пятого отдела, экономического отдела комитета госбезопасности, доживающие свой век в банковских структурах, помогающие во многом бороться с теми людьми, которым небезразлична судьба Родины. Все это скоро уйдёт, но нельзя терять время и ждать, пока мы, честные русские люди, сможем осознать ход своей истории, осмысляя заново определенное концептуальное наследие социалистических доктрин, социалистической теории. И в этом отношении существует дисциплина, которая позволяет нам немедленно начать процесс осмысления произошедшего, происходящего с нашей страной и квалифицировать те важнейшие фундаментальные процессы мирового значения, которые протекают в нашей стране и за ее пределами. Эта дисциплина - геополитика. Не просто одна из наук, не просто неосоциология, а важнейшая дисциплина, благодаря которой мы очень быстро, здесь и сейчас, буквально в несколько ходов, приняв несколько аксиом и тактических предпосылок, способны будем прекрасно осознавать и квалифицировать, классифицировать и разбирать весь тот поток информации, который выбрасывают, вываливают на нас средства массовой информации, газеты, журналы и т.д.

Геополитика прекрасно объясняет почему между Востоком и Западом существует историческое противоречие, почему это противоречие имеет место, как в тот момент, когда и Запад идёт монархическим путем, и Россия идёт монархическим путём - и, тем не менее, противопечия существуют, с одной стороны облечены они в национально-государственную форму противостояния крупных монархических держав, с другой стороны подкреплены они религозным противостоянием, извечным, древним конфликтом Восточного Христианства, Православия и западного полухристианства, включающего в себя католичество и протестантизм - так и в тот момент, когда после большевицкой революции один из полюсов этого стратегического противостояния, Россия, отказывается от царистской православной модели - а это противостояние никуда не девается, облачается в новые одежды, проявляясь в форме идеологического, социально-политического противостояния между советской, социалистической Россией, потом социалистическим лагерем и миром капитала, капиталистическим миром.

Итак, геополитика объясняет, почему существует конфликт между Востоком и Западом, в той ли форме, когда он имеет религиозно-государственный характер, скажем, до октябрьской революции, или тогда, когда он имеет социально-политический характер противостояния двух систем. Более того, мы видим, что, когда Советский Союз, Россия в одностороннем порядке отказались от своей идеологической модели, от социализма и социально-ориентированной экономики, противостояние опять же никуда не исчезло. Геополитика объясняет эти очень масштабные, небытовые феномены, отвлекаясь от сиюминутных пропагандистских рекламных шоу политиков, современной политической рекламы и пропаганды. В древних, или более старых обществах тоже существовали какие-то аналоги этого, существавали государственные доктрины, существовала древняя цензура, существовали способы идеологизации масс

и их вовлечения в некие идеологические проекты. Как бы ни формулировались конкретно эти идеологические проекты, в одном случае это противостояние религий, в другом случае это противостояние монархических режимов и их государственных интересов, в третьем случае это противоположность социально-экономических систем, в четвертом случае это противоречие просто президентов, народов, культур и т.д. Всё это частные случаи того, что геополитика называет великой войной континентов или противостоянием цивилизаций, конфликтом цивилизаций.

Иными словами, геополитика не согласна доверять тем речам, тем высказываниям, которыми представители правящего класса, правящей элиты в той или иной стране обосновывают необходимость совершить тот или иной политический, международный шаг, то или иное социальное действие. Геополитика переводит язык прямой политики, прямой идеологии в иную сферу, раскладывает, квалифицирует эти высказывания, действия, жесты, конфликты, социальные трансформации по совершенно особой шкале - по шкале великой войны континентов или противостояния цивилизаций.

Это противостояние цивилизаций аксиоматически, как первый закон, главный закон геополитики рассматривается как противостояние морской цивилизации и сухопутной цивилизации или (на нашем витке истории) атлантистской цивилизации и евразийской цивилизации.

Здесь речь не идёт о том, как, каким образом, осознаётся на каждом историческом этапе противостояние между морскими державами, торговым строем, и сухопутными державами, иерархическим порядком - всякий раз по-разному. На каждом витк е истории, даже при смене того или иного руководителя для объяснения этой цивилизационной дуэли могут приводиться самые разнообразные аргументы, вплоть до самых противоположных.

Напомним, что большевицкая революция начиналась с провозглашения необходимости объединения трудящихся всех стран, отказа от государств, от религий, культур, от нации и создания некоего всемирного братства пролетариев земного шара. В отличие от политики царской России, романовской династии здесь был налицо лозунг отказа от всякого цивилизационного противостояния, единения всего человечества. Но прошло немного времени и мы увидели, что реальное советское государство во многом, а потом и очень во многом, стало воспроизводить специфику сухопутной цивилизации, возвращаться к изначальным нормам и закономерностям противостояния сухопутной цивилизации морской.

То же самое мы видим даже сейчас, ведь не нужно упускать из виду, что патриотические тенденции у всех политических сил России, участвующих в выборах, просто выпирают. Никто теперь не будет открыто защищать Запад, восторгаться западными ценностями, говорить об идеологии прав человека, свободном рынке и т.д., как это делали еще лет 6 назад. Почему? Поскольку реформаторы, нынешние российские реформаторы, действовали поначалу исходя исключительно из идеологической логики - мол, не станет социализма и исчезнет враждебность с Западом. В этом они напоминали ранних большевиков, те тоже думали: "откажемся от государственности и начнется мировая революция, люди всех цветов кожи, всех наций и всех культур придут к нам". Ни тогда этого не получилось, ни, безусловно, теперь - наши реформаторы гораздо менее достойные типы. Более того, они - прямая антитеза всем большевикам, тем истинным идеалистам, которые делали революцию. Если революция была первым, жизненным аккордом великой советской эпохи, то наши реформаторы, наоборот - это элемент гниения, элемент полного вырождения. Они не возникли откуда-то извне. Конечно, если можно сказать упрощенно, что большевиков привезли в запечатанном вагоне из Германии (хотя это, конечно, своего рода капиталистический миф, большевизм был явлением сугубо российским), то уж наверняка можно было бы сказать, что и реформаторов привезли в запечатанном вагоне. Да, были американские советники, да, были западные эксперты, которые работали в ведомстве Чубайса, собственно говоря, именно эта команда экспертов и проводила те самые первые, наиболее страшные, чудовищные, разрушительные операции с нашей страной под руководством Чубайса, или, скорее, Чубайс проводил под их руководством; и, тем не менее, нельзя сказать что это была просто провокация извне. Безусловно, разложение, вырождение либерализма и реформ выросло внутри, поскольку советский строй, прожив отпущенное ему историей время, действительно постепенно стал разлагаться и из его недр полезло то, что полезло - такие кадры, как Михаил Сергеевич Горбачев, Александр Николаевич Яковлев и прочие чудовищные трупные пятна нашего советского государственного вырождения и дегенерации, неспособные решить ни один реальный вопрос, глубоко невежественные относительно логики истории, утратившие как советскую модель, риторику которой они долгое время без устали как попугаи повторяли, так и не усвоившие как следует западную, и вообще ничего не понимающие ни в чем. Вот эти паразиты, которые начали, инициировали процессы перестройки как процессы разрушения, на самом деле выросли как раковая опухоль из нашего больного советского организма, подобно метастазам, и утащили советскую модель в могилу.

Реформаторы, взявшие на вооружение эту упрощенную логику - "откажемся от социализма и наступит мир, Запад протянет нам руку помощи, даст кредиты, станем дружить как французы со швейцарцами и немцами" - когда все оказалось сложнее, через некоторое время с удивлением (кто с удивлением, а кто и с ужасом) обнаружили то же самое, что когда-то обнаружили наши большевики в двадцатые года, и что прекрасно понимал еще Александр III - у России нет друзей, кроме армии и флота, у России нет никаких цивилизационных точек опоры за ее пределами, за пределами нашего народа. Именно так реформаторы, политический слой нашей страны, все политики, которые стремятся прийти к власти и осуществлять её, подошли к необходимости гео-политики.

Ведь это противостояние Востока и Запада, при том, что мы, Россия, отказались от своей социально-политической модели, стало просто необъяснимым - почему НАТО не было распущено после роспуска в одностороннем порядке Организации Варшавского Договора, почему НАТО только расширяется на Восток, почему происходит дальнейшая демонизация России, почему Запад описывает нашу ситуацию в тех же терминах, "империя зла", так как это делал Рейган в самый разгар холодной войны - все это для них, должно быть, необъяснимо. И тем не менее это факт, и тут-то самое время обратиться к геополитике.

Геополитика утверждает, что западный мир уже довольно долгое время, в течение многих столетий, идет по карфагенскому пути развития, то есть по пути реализации модели морского, торгового строя, основанного на доминации коммерческого интереса, на работе с капиталом, олигархического типа демократии и т.д. Противостоит этот карфагенский, морской строй сухопутному строю, где единым началом не является консенсус, заговор торгового сословия; во главе сухопутной цивилизации стоит мужество, преданность, верность - агрессивный, солярный, мужской, солнечный строй, где царствует не этика торговца, но этика героя, этика воина.

Такая модель противостояния находила соответствия, скажем, внутри античной Греции: Афины воплощали собой морское, торговое устройство, карфагенский тип, Спарта - римский тип, мужественный, воинский, героический строй.

Геополитика утверждает, что эти противостоящие друг другу типы - карфагенский и римский - никуда из нашей действительности не делись.

Морской тип, или морское могущество, карфагенский тип, исторически продолжил себя в Венеции, Голландии, позже Британской империи, и воплотился, наконец, наиболее масштабно в США. США - это современный Карфаген, это наследник морского могущества и высшая форма торговой цивилизации, претендующей уже на глобальное, мировое господство. Если бы в свое время хазар не остановили славяне, если бы римляне не разгромили Карфагена, сравняв его с землей, если бы другие мировые замыслы торговых цивилизаций не были бы сорваны сухопутными силами, новый мировой порядок, планетарный рынок наступили бы, наверное, уже давно. Но всякий раз по логике геополитического баланса и великой войны континентов для противостояния этой морской державе, для противостояния этому морскому импульсу поднималась другая альтернативная, сухопутная, солнечная, континентальная держава - Новый Рим, Второй Рим, Третий Рим, который вступал в сложный и чудовищный по драматизму и историческому напряжению поединок с морским могуществом и либо побеждал его, либо просто ограничивал влияние - по крайней мере судьба цивилизаций развертывалась вокруг противостояния между этими двумя полюсами жизни, между этими двумя центрами сил.

Сейчас, при нашем отказе от исполнения сухопутной миссии под мировоззренческим, идеологическим знаменем коммунизма и социализма, в мире образовался вакуум, образовалась глубочайшая асимметрия, "чёрная дыра". Эта чёрная дыра - это не просто те земли, где не установилось определенной юридической упорядоченности, определенной социальной структуры. Чёрная дыра - это отсутствующий полюс, отсутствующая цивилизационная сила, которая по логике геополитического развития обязана была бы противопоставить новому мировому порядку, новой карфагенской глобализации, скажем, концепцию Нового Рима или Третьего Рима, или просто идею Рима. И, соответственно, когда евразийский полюс как нечто реальное, актуальное пока отсутствует, ощущается нехватка его доктринального присутствия, нехватка его осознания, нехватка его политического воплощения, это делает нашу ситуацию очень и очень тревожной.

Но если бы мы обратились к геополитике, то мгновенно все вещи в нашем мировоззрении, в понимании международных событий встали бы на свои места, все пришло бы в определенный фокус. Все вещи, которые сегодня представляются расплывчатыми, противоречивыми, неестественными, бессмысленными, приобрели бы четкую логику: существует война цивилизаций, даже в тот момент, когда один из этих врагов, сухопутный полюс, римский полюс, Русь, Россия, пребывает в растерянности, пребывает на коленях, после сильнейшего удара пребывает в состоянии некоторого разгрома , сознание плывёт, ничего не ясно, и ноги не держат...

Мы допустили до власти откровенных подлецов, воров, преступников - посмотрите как они ведут предвыборную кампанию, как их кланы обмениваются компроматом, а ведь все, что говорят противники Кремля и сторонники Кремля в адрес своих противников - абсолютная правда, более того, целый огромный спектр преступлений не акцентируется или обходится молчанием просто потому, что эти олигархические кланы одинаково в них задействованы. Поэтому разоблачение одних могут привести к разоблачению других.

Счета Ельцина - это его личные счета, поэтому их так активно поминает Лужков, а жеребец Лужкова - это его личный жеребец, поэтому Березовский может спокойно тыкать в этого милого жеребца пальцем, но сколько у них общих счетов и общих жеребцов? Наверное, бесчисленное количество...

Конечно, допустить столь уж совсем прогнившую элиту геополитическое образование способно только в тот момент, когда теряет ясность своего исторического предназначения.

Итак, с геополитической точки зрения ситуация сегодня неравновесна. Один полюс есть, он актуален, это полюс западный, полюс нового Карфагена, США, нового мирового порядка, атлантизма, и он претендует на то, чтобы стать мировым - отсюда концепция мондиализма, то есть расширения западной модели на весь мир. А второй полюс, наш, континентальный, сухопутный полюс - он потенциален, возможен, но еще не действителен. Он не имеет еще своего собственного четкого идеологического знака, он пока только нащупывается, но, тем не менее, с точки зрения геополитики он существует, поскольку есть Россия, есть Евразия, есть объективные факторы, которые приведут нас к историческому пробуждению, прозрению, к тому, чтобы мы опять заняли свое предначертанное нам великой войной континентов и конфликтом цивилизаций место. Все эти предпосылки существуют, но, тем не менее, это еще не стало фактом и наш полюс, против которого направлена вся отрицательная энергия атлантистского, западного полюса - он как бы полусуществующий, мерцающий полюс.

И вот Запад, понимая уникальность данного исторического момента, уникальность нашей ослабленности, нашего умопомрачения, стремится достичь как можно больших результатов именно сейчас, зная, что в самом скором времени Россия выберет патриотически ориентированных правителей, вернется к своему национальному курсу, вернется к попыткам восстановить объем своей роли в мировой истории. Понимая это, Запад спешит, даже рискуя слишком рано обнаружить свои реальные интересы, стремится принять как можно больше стран Восточной Европы и стран СНГ в НАТО, стремится как можно быстрее расчленить Российскую Федерацию, чтобы к тому моменту, когда мы поймем, как нас в этой ситуации обманули, какой колоссальный и позорный вред осуществили по отношению к нашему народу агенты влияния Запада и просто умственно неполноценные персонажи, называвшие себя реформаторами, либералами, правыми, младореформаторами и т.д., и отправим последних туда, куда история им предназначила - на ее свалку, чтобы к этому самому моменту боящееся этого прозрения НАТО завоевало максимально выгодные позиции. Ведь как только мы встряхнемся, великая война континентов начнется на новом витке истории, на новом уровне. И они заранее стараются добиться того, чтобы наши позиции были заведомо проигрышными, чтобы у нас было как можно меньше территории, для того, чтобы мы были как можно более ослаблены. Сейчас это настолько очевидно, что, наверное, не удивит никого.

Геополитика считает, что это противостояние континентальной цивилизации и морской составляет сущность истории и поэтому нет никакого иного объяснения любому событию, конфликту в международной жизни, кроме этой великой войны, войны континентов, которая является не тем, что подлежит объяснению, но тем, что объясняет все остальное.

Например, есть противостояние курдов и турок. С геополитической точки зрения курды - евразийцы, курды - континенталисты, курды - сторонники сухопутной модели, причем несущие по инерции советский отпечаток, хотя на самом то деле от чистого коммунизма, социализма курдская марксистская линия ушла очень далеко и это безусловно геополитическое, или скорее, этноконфессиональное движение (курды - индоевропейцы, арийцы, в то время как турки - это действительно тюрки, а не индоевропейцы, не арийцы ни по языку, ни по культуре). У курдов есть очень специфичная интересная идея, которая противостоит как светским, мондиалистским моделям современной светской Турции, так и суннитскому исламу, который в Турции преобладает и т.д. Так, курды являются евразийской, сухопутной силой, а турки являются проводниками западного, атлантистского влияния и членами НАТО.

То же самое у нас в Чечне. В Чечне ваххабиты и чеченские бандиты связаны с Пакистаном и Саудовской Аравией, которые являются инструментами региональной политики США, поддерживают американскую политику, и сам ваххабизм как таковой является исламской версией мондиализма и атлантизма. Поэтому наша война в Чечне, наше замирение Чечни является безусловно евразийской акцией, это отнюдь не чеченофобская или кавказофобская линия, это проявление той же самой геополитической войны континентов: представителей насквозь сухопутной цивилизации - наших русских ребят, которые там сражаются - против не чеченцев, а против носителий ваххабитско-атлантистского американского морского импульса. И здесь, безусловно, никаких двусмысленностей нет, мы просто обязаны их поддерживать, невзирая на предвыборную ситуацию - здесь, конечно, Лужков и Примаков архибестактно сыграли, критикуя действия наших солдат, нанося им удар в спину во время очень сложной для них ситуации.

Переходя к выборам, можно сказать, что исторически это события очень важные. Какими критериями нам нужно руководствоваться с точки зрения геополитики, осуществляя свое избирательное право?

В первую очередь, здесь должен быть следующий критерий. Атлантисты - это представители враждебной нам культуры, враждебной цивилизации. Едва ли мы найдем сейчас какого-то политика, который скажет открыто: "я атлантист", как сказал в свое время Козырев. Где теперь Козырев? Его новое переизбрание столь же маловероятно, как и переизбрание Чубайса или Новодворской отдельно, вне какого-то партийного списка. Но, тем не менее, мы должны рассматривать атлантистский фактор в этих выборах косвенно, поскольку очень многие люди, которые сегодня рядятся в патриотические тоги, были связаны с осуществлением самых разрушительных атлантистских планов, были ответственны за проведение самой ликвидаторской, убийственной, антирусской позиции. Это в первую очередь те, кто продолжают оставаться действующими членами атлантистских стратегических секретных организаций.

Однажды Чубайс открыто, по НТВ, проговорился, что он является членом Бильдербергского клуба. Бильдербергский клуб - это один из тайных, секретных штабов атлантистской морской цивилизации. Здесь комментарии излишни, и наличие там отъявленных реформаторов - Суслика, Гайдара и прочих защитников частной собственности - должно истолковываться однозначно, в какие бы патриотические тоги они ни рядились. Это откровенные атлантисты, мондиалисты, сторонники морской цивилизации, отдавать за них голоса все равно что голосовать за Клинтона, за оккупацию Евразии, за расчленение нашей страны по проекту Збигнева Бжезинского. Это самоубийство, прямое и однозначное, так могут делать только последние враги нашей страны, нашего народа, нашей истории, национальные предатели, голосовать за этих людей - совершать историческое преступление. Недалеко ушёл от союза правых сил и лидер "Яблока", член Трёхсторонней комиссии. Трёхсторонняя комиссия - это вторая версия атлантистской секретной организации и точно также Явлинский ответственен в полной мере за реализацию самых проатлантистских и отрицательных геополитических проектов. Соответственно, и советник Примакова и советник "Отечества" Сергей Караганов тоже вместе с Явлинским входит в Трёхстороннюю комиссию. Есть там кадры и еще почище, чем Караганов, в частности, в окружении Лужкова. Из этого вы и делайте свой вывод.

Это самое опасное, когда действующий политик осуществляет конспирологическую, подковерную деятельность и сотрудничает с теми структурами и штабами, которые закулисным образом проводят русофобскую, разрушительную политику.

Слава Богу, Геннадий Андреевич Зюганов, который долгое время находился в ситуации очень сомнительной - то работая в Русско-американском университете Подберезкина, то пожимая руку Дэвиду Рокфеллеру, руководителю и основателю Бильдербергского клуба, выгнав Подберезкина, судя по всему, главного инициатора мондиалистских и атлантистских акций, ректора Русско-американского университета, где Геннадий Андреевич получал одно время зарплату, вместе с КПРФ осуществил определенное очистительное действие, Зюганов и КПРФ очистились накануне выборов от прямой атлантистской агентуры, хотя, честно говоря, нелишне было бы объяснить, что те там делали, зачем он пожимал руку Дэвиду Рокфеллеру, как он попал в Русско-американский университет. Ведь все большие слои населения начинают обращать внимание на принадлежность тех или иных политиков к русофобским, атлантистским и мондиалистским структурам парамасонского, секретного типа. Когда бы на вопрос "Кто там у Примакова в Трёхсторонней комиссии состоит?", был дан недвусмысленный ответ, что да, Караганов, есть такой, то на выборах значительный процент голосов избирателей был бы для их блока потерян.

Поэтому Зюганов-то уж обязан объясниться и развеять подозрения огромного количества людей относительно своей причастности к тем структурам, которые ответственны за проведение атлантистской политики в современном мире.

Итак, главное, что с геополитической точки зрения нужно делать в ситуации выборов - это обращать внимание на факт ориентации того или иного политика на евразийство или атлантизм. В ситуации выбора, когда в руководящих органах, во главе целых политических блоков есть люди, которые принадлежат к структурам, откровенно враждебным России, эти блоки должны быть названы поименно: это СПС, "Яблоко" и "Отечество - Вся Россия".