Л И Т Е Р А Т У Р А


Алексей Андреев

HEIMAT

Родина... Не то чтобы я просыпался ночью в поту и думал о том, как я люблю свою родину. И как это не казалось бы смешным, но иногда я думаю на эту тему. С чего начинается родина? Что значит для меня этот набор звуков? И что я знаю о своей родине кроме того, что здешние облака стремительно летят куда-то по небу этой северной страны, в которой всего 3 сезона - снежный, грязно-сухой и грязно-мокрый? Я знаю, что первая собака-космонавт Белка была найдена на улице и после тренировок и запуска сгорела в проходящей плотные слои атмосферы капсуле изначально не предназначенной для достижения земли. Показательная и мало известная судьба героя. Это было на моей родине?

Я знаю, что из TV можно получить гораздо больше информации когда смотришь его не включенным. TV - яд, впрочем, не только на моей родине. Знаю, что на родине можно быть одиноким в толпе, с друзьями и даже с любимой женщиной.

Искусство выживания на родине о котором лучше бы никто и не знал. Знаю пошлость галерей, никчемность тусовок, ленивых, неспешных выливании на презентациях и всеобщую бестолковость разговоров. Обычная столичная жизнь и ничего больше.

Знаю подогретые полы, обширные туалеты и вечные необоснованные порожки евроквартир. И это тоже моя родина? Кажется, что на моей родине слова “заработать” и “украсть” почти синонимы. И эти бороздящие Средиземное море под гордым триколором многомиллионные лодки на которых отдыхают те, кто на них отдыхает? А огромные виллы новых русских под Каннами в местечке Eden Rock это что тоже моя родина? Официально да, потому что они принадлежат русским, которые по паспорту правда таковыми уже не являются. Елы-палы, и это тоже моя родина?

Знаю, что на моей родине постоянно бастуют шахтеры. Не знаю почему они не бросят все и не займутся чем-нибудь другим. Впрочем, я не был в курсе, что шахтеры получают в месяц штуку. Теперь становится понятнее.

Я знаю, как уезжать из этой страны навсегда, знаю, как быть кем-то другим, знаю как чувствуешь себя когда надеваешь новую кожу, знаю грусть березовых черно-белых разлук и потерь. Знаю как уходить навсегда. И это знают, увы, очень многие. Я знаю, что когда состоится открытие храма Христа-Спасителя в Москве произойдет презентация христианства, фуршет и показ пошлых мод без которого не обходится ни одно мероприятие такого рода. Придут толстые люди в красных пиджаках странной комплекции - руки растопырены (иногда в каждой по мобильному), шея отсутствует, голова торчит под углом 90 градусов. А может все будет не так. Может у храма начнутся демонстрации пловцов в плавках под лозунгом: Верните нам бассейн! Не знаю точно как будет. Но все это будет на моей родине. Кто-то говорит, что каждый год на моей родине умирает 1 млн. человек. Что, на моей родине идет война? А я и не знал.

Я знаю бесконечное московское отчаяние, питерские грезы и провинциальное натурально-хозяйственное отупение. Рваные разговоры, необоснованная агрессия и чистая ненависть. “Долой все!” Что конкретно? Все! Прочитай эти строчки и пойди взорви какой-нибудь банк.

Шутка, шутка.

Я знаю русское ватное время. Непробиваемое, движущееся со скоростью улитки время.

Может, так и надо? Надо же когда-то задумываться над тем, что делаешь.

Я знаю радость, горе и смех...

Еще знаю московское небо которое похоже на белый кисель. В этом ничего нового. Это знают все.