НА ВСТРЕЧУ "ГРАЖДАНСКОМУ ФОРУМУ"

Александр Дугин, председатель политсовета движения "Евразия"

ПРОЕКТ "ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО" КАК УГРОЗА РОССИЙСКОЙ САМОБЫТНОСТИ

(по материалам интервью "Русскому Журналу")

Гражданское общество - опасная русофобская химера

Рассуждая о национальной политике в России и т.н. "конституционном патриотизме", нужно помнить, что гражданского общества как явления у нас не существует, и более того, не может существовать по историческим причинам. Вместо этого в России возможно существование разнородной структуры евразийского общества, сплоченного по одному признаку - стратегическому, и дифференцированному по другим - общинным, религиозным, этно-конфессиональным. Евразийское общество, стратегически интегрированное и этно-конфессионально, шире, общинно дифференцированное, является формулой, которую Россия выстрадала на всех этапах своей истории.
Гражданского общества в России не может быть даже в теории, поскольку гражданское общество - это социально-политический продукт развития западно-европейской романо-германской цивилизации, двигавшейся по совершенно иной логике. Попытки превратить авторитарным образом социальную организацию россиян в гражданское общество (или его прообразы), что на практике было тождественно его радикальной вестернизации, всякий раз приводило к катастрофическим, апокалиптическим последствиям, к расколу, жестокой диктатуре, отчуждению правящих элит от широких масс. Попытки привнести гражданские элементы в просвещенно-монархическом обрамлении (Петровские реформы) привели к невиданной "рабовладельческой" диктатуре дворян, бездонному отдалению правящего класса от народных слоев; то же самое в радикально-демократическом исполнении дало большевизм со всеми присущими ему эксцессами. Но и при таких кровавых и жестких методах, народная евразийская стихия находила способы трасмутировать основы гражданских реформ, навязать режиму определенные евразийские, автохтонные черты.
Концепция индивидуальной ответственности, представление о гражданине как атомарной личности, вынесенной из конкретной общинной или этно-конфессиональной группы, а также наделение личности высшим правовым статусом прямо противоположны совершенно иной общинной, коллективной самоидентификации русского народа, других народов России, Евразии. Весь наш исторический опыт показывает, что эта коллективная идентичность сохранялась на всей протяженности российской государственности, трансформируясь на различных этапах исторического пути, но никогда не исчезая. Все попытки агрессивной вестернизации России Петром I, большевиками или Ельциным приводили к расколам, и всеобщей отчужденности, но никакое насилие над нашей национальной стихией не приносило реформаторам абсолютного успеха. И не принесет никогда.

Социальная политика на основе концепции "гражданского общества" не только не решит проблем сепаратизма и этно-конфессиональных трений, но только усугубит их

Навязывание искусственной модели "конституционного патриотизма" и "гражданского общества" безмерно усилит сепаратистские тенденции любого рода и будет лишь препятствовать реальному единению народов России. Против этой модели восстанут органичные цивилизационно уникальные сектора реальной России, отказывающиеся от превращения своей самобытности в абстрактную, не близкую им и непонятную догму. На следующем этапе возникнет порочная альтернатива в российской политике: атлантисткий централизм (гражданское общество) против евразийского регионализма (вплоть до сепаратизма), и эта дилемма не имеет позитивного решения. В данном случае условием интеграции будет утрата идентичности, деисторизация, денационализация России, а идентитаристские тенденции будут ориентированны в антицентралистском, антифедеральном ключе. Нельзя исключить, что одной из задач нынешних строителей "гражданского общества" как раз и является провоцирование распада России, разведение по разные стороны баррикад двух органичных импульсов, которые должны в теории быть гармоничными и взаимодополнять друг друга.
Единственным правильным решением может быть только "евразийский централизм". Евразийский централизм представляет собой сочетание стратегической интеграции (основанной на геополитических континентальных принципах) с многообразием этно-культурных, региональных, конфессиональных и иных автономий, каждая из которых образует элемент внутренней многополярности, основанной на разнообразных моделях коллективной самоидентификации, закрепленной в правовой системе.
России необходима последовательная национальная политика (которая не может быть никакой иной, кроме как евразийской). Проблема в том, что для сегодняшних строителей "гражданского общества" национальная политика сама по себе, учет разнообразия различных национальных и социальных форм человеческого бытия является нонсенсом, так как гражданское общество отрицает правовое (особенно субъектное) оформление коллективов, отличных от Государства-Нации, отрицает юридическое существование этносов, культур, общин, рас и т.д. Нельзя забывать, что идеи конституционного патриотизма являются прямым продуктом Великой Французской революции, наряду с другими ее фундаментальными принципами: Государством-Нацией, гражданским обществом, правовым государством. Французская Революция в свою очередь абсолютизировала определенные тенденции социально-политического развития некоторых западно-европейских Государств, облекла в радикальные политические формы крайние выводы механицистского взгляда на реальность, свойственные Просвещению. Все это не сами собой разумеющиеся вещи, но продукт субъективного пути определенного сектора западно-европейской цивилизации. Даже в европейской Германии политическая история (правовое сознание) двигалась гораздо боле извилистым путем, не говоря уже о восточно-европейских странах, а тем более о России. Идея абсолютизации статуса "гражданина", как автономного и атомарного индивидуума, движимого эгоизмом и агрессивностью ("человек человеку волк" - это максимума именно гражданского общества), подотчетного лишь бюрократической системе ("Левиафану" Гоббса), была принята за правовую и мировоззренческую основу в Западной Европе и США, но для нашей этики, для нашей культуры это "волчье" общество глубоко отвратительно, совершенно неприемлемо и непременно будет отторгнуто. На такой базе никакой гармоничной и действенной национальной политики выстроить невозможно. Те, кто всерьез настаивают на этой идее, ведут дело к серьезному гражданскому конфликту.

Передача межнациональных и миграционных вопросов в ведение МВД может быть оценена двояко

Сегодня межэтнические отношения в России давно переросли уровень гуманитарно-социальный и стали проблемой политической, относящейся к вопросам национальной безопасности страны. Поэтому ликвидация Миннаца, Эмиграционной Службы и переход его основных функций в ведение МВД можно расценить как нормальный, даже позитивный, факт, но только при том условии, что МВД придется пересмотреть ряд своих функций. В таком случае общая структура МВД должна серьезно трансформироваться, включив в себя ряд областей, связанных напрямую с национальной безопасностью, которые сейчас находятся в ведении ФСБ, но недостаточно активно курируются (в том числе и из-за отсутствия четкой юридической проработанности полномочий в этом вопросе). Это предполагает, что МВД должно заниматься напрямую не только гражданскими и уголовными вопросами, но отчасти и геополитикой. Если события будут развиваться в этом направлении, то это будет позитивным моментом. С другой стороны, если истолковать данное ведомственное преобразование как результат влияния строителей "гражданского общества", то это, напротив, окажется выражением полного пренебрежения к национальной политике со стороны государства, опускающего эту важнейшую политическую тему до уровня банальной юридически-правовой гражданской процедуры. Для "гражданского общества" такой категории как национальность просто не существует юридически, так как все граждане - независимо от их общинной, этнической, конфессиональной и др. принадлежности - отвечают только за себя и только перед отчужденными юридическими структурами государства, а следовательно, никаких ведомств, занимающихся вопросами национальностей, просто не должно существовать. Если мы истолкуем названные преобразования в таком ключе, то следует их признать крайне негативными и только способствующими возникновению новых межэтнических конфликтов и активизации уже имеющихся.

Методы преодоления и профилактики сепаратистских тенденций (гражданский и евразийский подходы)

Сторонники ускоренного внедрения "гражданского общества" аргументируют свой проект в частности тем, что такой подход отнимает у сепаратизма правовую базу, поскольку юридически нации и народности вообще лишаются каких-либо политических прав, какой-либо субъектности. Такой план, на самом деле, представляет собой экстремистскую утопию, обреченную на провал. В настоящий момент самосознание отдельных народов и национальностей, входящих в состав РФ, столь развито, что ни в коем случае не согласятся на такой поворот. Вместо противодействия сепаратизму регионов, проект "гражданского общества" взорвет Россию.
Единственной приемлемой моделью для современной России является "евразийский федерализм". Эта концепция оформляет юридически и политически субъектность этносов, народностей, культурно-религиозных групп, как "коллективных элементов" федерализма, но в то же время относит все вопросы распоряжения территориями в ведение "стратегического центра". Аналоги такого подхода мы видим в прошлом - принцип "империи", включающей в свой состав различные "царства" и "княжества", и в настоящем - к этой модели постепенно эволюционирует Евросоюз, когда на месте европейских государств-наций постепенно заново возникнут народы, как политические и правовые субъекты - французы, англичане, итальянцы, немцы и т.д. "Евразийский федерализм" удовлетворяет и стремлению народов России, шире Евразии, к сохранению идентичности, в том числе и юридической (так как они становятся субъектами Федерации), и стратегическому, геополитическому единству государства, перерастающего узкие и отжившие рамки Государства-Нации и эволюционирующего в Евразийский Союз (с параллельной интеграцией со странами СНГ).
Только применение принципов "евразийского федерализма" может эффективно и долгосрочно решить ситуацию в Чечне (шире, на Северном Кавказе), в Татарстане, в Башкирии, а также в русских областях, явно тяготеющих при определенных обстоятельствах к отдалению от федерального центра (Краснодарский край, Красноярский край, Свердловская область, Приморский край и т.д.). При этом если Федеральный Центр будет ассоциироваться в глазах регионов исключительно с проектами "гражданского общества", процесс сепаратизма и отчуждения, напротив, только усилится.

Возможность использовать русскую диаспору дальнего зарубежья в деле построения "гражданского общества" в современной России

Чисто теоретически, русские эмигранты, проживающие в дальнем зарубежье, могли бы стать агентами внедрения в России норм "гражданского общества", так как сама их ментальность уже неизбежно впитала в себя западный код. Однако, когда мы переходим к практике, то возникают три серьезных соображения, которые сводят на "нет" это теоретическую возможность.
Во-первых, русским, освоившим и впитавшим как нечто позитивное и "развитое" "гражданское общество" нет никакого резона возвращаться в Россию, где до такого общества еще очень далеко, а на самом деле, если говорить честно, то оно вообще никогда не будет построено. Следовательно, большинство искомых типов останутся на Западе. Их принудительная репатриация по понятным причинам исключается.
Во-вторых, русские - очень пластичная нация, которая легко интегрируется иную социально-культурную систему. Проникаясь "гражданским обществом", они перестают быть русскими (что логично, так как этничность не обладает здесь юридическими правами), и в отличие от других этносов (китайцев, армян, греков, евреев и т.д.) естественная национальная или расовая солидарность в нашем случае почти полностью отсутствует.
В-третьих, те зарубежные русские, которые действительно заинтересованы в контактах с Россией, как правило, горячие русские патриоты, которым - именно потому, что они русские патриоты -- гражданское общество должно быть глубоко отвратительно. Они его знают достаточно, и если и посоветуют что соотечественникам, так это держаться от этой химеры подальше (таковы Солженицын, Зиновьев, Мамлеев, Лимонов, покойные Синявский, Максимов). В Мадриде незадолго до смерти Владимира Кирилловича я участвовал с ним в передаче про "русский патриотизм", и он горячо поддерживал евразийские взгляды. Это показательно, так как евразийство есть полная антитеза гражданскому обществу. Честные русские люди никак не будут способствовать строительству "гражданского общества", так что придется их потом искусственно и грубо замалчивать, как Солженицына.
Поэтому на практике архитекторы "гражданского общества" вряд ли смогут серьезно опираться на русских за рубежом.


-----------------

материалы по теме:

"Гражданское общество" - Г.Павловский

Гражданский ФОРУМ - QUID? - обсуждения на форуме "Арктогеи"