—— геополитика и шпионаж ——


Александр Потапов

Спецслужбы и геополитика

1. Геополитический дуализм предопределяет структуру разведок

Геополитика — это наука прежде всего о власти, о власти над континентами и населяющими их народами. В современной геополитике ключевую роль играет стратегическое противоборство двух типов цивилизации, называемых в рамках этой научной дисциплины “теллурократией” и “талассократией”, а также “евразийством” и “атлантизмом”.

Основным проводником евразийской линии в высшем советском руководстве традиционно являлся Генштаб. Начиная со времен “холодной” войны, в своих теоретических разработках он целиком сконцентрировался на американизме: силами Главного разведывательного управления (ГРУ) по крупицам Генштаб собирал по всему миру отдельные прикладные концепты геополитики США, пытаясь свести их в единую модель для выработки стратегии противодействия. В результате занятия такой довольно пассивной позиции роль советской военной разведки в принятии важнейших государственных решений начала неуклонно принижаться, и ярким тому свидетельством является полный провал СССР в жизненно необходимом ему Афганистане.

2. Ликвидатор Андропов

При Андропове на первый план в обеспечении высшего руководства страны разведывательной информацией вышла внешняя разведка КГБ, что нашло отражение даже в ее названии — ПГУ, то есть Первое Главное Управление. Кроме того, органы военной контрразведки, находясь в прямом подчинении КГБ, а не Генштаба, были сориентированы Андроповым на сбор компромата о командном составе вооруженных сил, что дополнительно подрывало авторитет Генштаба и ГРУ в глазах партийного руководства страны, а также создавало внутреннее напряжение в офицерской среде, где стали расцветать подозрительность и доносительство. В итоге между разведкой Генштаба и разведкой КГБ, а также между Генштабом и органами военной контрразведки вместо здоровой конкуренции непрерывно нарастали трения и разногласия.

И хотя во всем этом определенную роль играл субъективный фактор, главной причиной для такого положения дел было то, что, в отличие от евразийски ориентированного Генштаба, КГБ всегда четко следовал атлантистскому курсу, что стало особенно очевидным под началом Андропова, благодаря которому к власти в стране пришел Горбачев, геополитический преступник номер один, без боя сдавший атлантизму евразийские завоевания бывшей Советской Империи. Из-за такой фундаментальной разницы в геополитической ориентации советских спецслужб единого разведсообщества в СССР, как, например, в США, не могло сложиться в принципе. Ну а после разоблачения органами КГБ в качестве вражеского шпиона сотрудника Генштаба полковника Пеньковского, который в действительности был, судя по всему, нашим двойным агентом, между ГРУ и КГБ произошел окончательный разрыв, а в Генштабе проведена большая чистка.

3. Евразиец Берия

В истории советской разведки был один совершенно уникальный период, когда обе спецслужбы слаженно решали одни и те же задачи и имели четкую евразийскую ориентацию. Это произошло после того, как незадолго до Второй мировой войны НКВД был полностью выведен из под партийного контроля, а во главе органов госбезопасности встал Лаврентий Берия, назначенный наркомом внутренних дел в ноябре 1938 года. Заняв этот пост, Берия немедленно остановил массовые репрессии Ежова и до основания “вычистил” сам НКВД — в одной лишь Москве им было репрессировано свыше 20 тысяч кадровых чекистов, в то время как в ноябре 1938 года в штате НКВД числилось всего 26,5 тысяч сотрудников.

С началом войны Берия сосредоточил все оперативное руководство органами НКВД в руках своего заместителя и будущего министра МВД Сергея Никифоровича Круглова, а после 1942 года окончательно передал НКВД под его начало, сохранив их кураторство за собой в качестве члена Политбюро. И здесь мы сталкиваемся еще с одной сверхсекретной спецслужбой, которую в течение 15 лет, начиная с 1938 года, возглавлял Лаврентий Павлович Берия и которая добилась создания в СССР эффективно работающего разведсообщества, обеспечив четкую координацию действий ГРУ и НКВД.

Речь идет о Стратегической разведке, но из-за отсутствия упоминаний этой спецслужбы в официальных документах сам факт ее существования в СССР многим историкам представляется сомнительным. Однако при этом нет никаких сомнений в том, что в своей работе Берия, судя по ее результатам, опирался на невероятно разветвленную агентурную сеть, в которую входили выдающиеся люди того времени из многих стран мира, но почти все они остались совершенно не известными ни ГРУ, ни органам госбезопасности! Такое могло произойти только в том случае, если разведсеть входила в состав агентурного аппарата какой-то другой советской спецслужбы, либо вообще здесь следует говорить об особом и самостоятельном “заговоре евразийцев” с организационным центром в Москве.

К слову сказать, реальность евразийского заговора может быть проиллюстрирована столь многочисленными фактами, что даже возможна их систематизация, проливающая некоторый свет на историю создания и особенности функционирования этого секретного ордена. Однако ограничимся лишь Стратегической разведкой, в форме которой он, вероятно, и проявил себя после 1938 года. Деятельность этой спецслужбы практически мгновенно приобрела колоссальный международный размах. Мощные и эффективно работающие резидентуры были созданы в Японии, Китае, Индии, Иране, Турции, Египте, Франции, Германии, Англии, США и многих других странах, игравших сколько-нибудь заметную роль в мировой геополитике. В кадровом плане состав резидентур отличался удивительной конфессиональной, национальной и расовой пестротой, свидетельствуя о странном и зачастую парадоксальном духе, царившем в этой евразийской организации, о ее универсальной цивилизационной миссии.

pistol1.GIF (8124 bytes)

4. Светлые евразийские шпионы Судя по обнародованным данным, с советской разведкой при Берии сотрудничало очень много евреев, причем большинство из них было либо выходцами из Восточной Европы, либо имело тесные связи с хасидскими организациями своих диаспор. Еврейский вопрос здесь был эффективно решен за счет учета того факта, что еврейство никогда не было однородным, и в нем, особенно до создания государства Израиль, всегда наличествовали два прямо противоположных направления — с одной стороны, антитрадиционное, западническое, с политическим центром в США, идеологическим диктатом раввината и властью денег, то есть атлантистское и антиевразийское, и, с другой стороны, традиционное, восточное, имеющее корни в Восточной Европе, пропитанное духом утонченного мистицизма хасидских цадиким, святых и аскетов.

Так, например, “ядерные” шпионы века супруги Джулиус и Этель Розенберги были детьми еврейских иммигрантов — выходцев из России. Разоблаченный как агент Кремля, Джулиус выбрал смерть и не выдал властям США свои агентурные связи, ибо жизнь, купленная ценой предательства, была неприемлема для этого идеалиста. Розенберги были казнены на электрическом стуле, так и не воспользовавшись телефоном, который на случай их признания до последней минуты соединял отделение смертников тюрьмы Синг-Синг с Министерством юстиции и директором ФБР.

Как и многие другие работавшие на Советский Союз герои, Розенберги пошли на этот важнейший в их жизни шаг не за деньги, а за идею. Не дрогнув, они выдержали натиск американских раввинов, склонявших супругов-коммунистов к отказу от коммунистической идеи, которую те поняли абсолютно в мистическом ключе. Джулиус Розенберг претерпел до конца и сохранил в тайне имя советского разведчика “Чарльза” — выдающегося физика Клауса Фукса, сына немецкого священника, антифашиста и коммуниста, работавшего в США в 1943— 1946 годах над “Манхэттенским проектом” в секретной ядерной лаборатории Лос-Аламоса. Выдал “Чарльза” сотрудникам ФБР его же собственный связник Гарри Голд — еврей американского происхождения. И что весьма показательно, в отличие от пронизанных эсхатологическими ожиданиями евреев Розенбергов, немец Клаус Фукс, передавший Советскому Союзу важнейшую информацию о ядерном оружии, был не казнен, а осужден на 14 лет и, реально проведя в тюрьме только 9 из них, закончил свою жизнь в ГДР. Правда, и судили его не в США, а в Англии, чьим подданным он стал после эмиграции из гитлеровской Германии. Розенберги же, которые на самом-то деле вообще не располагали никакой стратегической информацией по ядерному проекту, но которые решительно отреклись от атлантистского еврейства, пожалуй, именно за это и были сожжены на электрическом стуле, сожжены словно истинные арийские герои, павшие в бою смертью храбрых.

5. Юдифь на службе континента

Академик Харитон в одном из своих интервью назвал созданную в СССР атомную бомбу “бомбой Фукса”, так как тот своей информацией буквально инициировал советских физиков-ядерщиков на ее создание. С советской разведкой в Лондоне Клаус Фукс начал работать осенью 1941 года через Урсулу Кучинскую, и на оперативный контакт с разведкой, по официальной версии, он вышел инициативно.

Таинственная Урсула Кучинская, увлекшая за собой Клауса Фукса, Этель Розенберг, пошедшая на смерть за идею, Руфь Гринглас, по заданию Джулиуса завербовавшая своего собственного мужа Давида, проходившего военную службу в качестве механика в лаборатории Лос-Аламоса — эти и другие женские имена, известные по ядерному проекту, как правило, ставятся историками на второй план. Та роль, которую играла работа женщин на советскую стратегическую разведку, вообще почему-то постоянно преумаляется или даже полностью игнорируется, и поэтому вспомним еще одно женское имя.

Русская красавица и талантливая актриса, всеми признанная королева нацистского общества, Ольга Чехова (в девичестве — Книппер) была вхожа к самому Гитлеру. Используя свои связи в верхах, она поставляла в Москву бесценную информацию о планах высшего руководства фашистской Германии, в частности, сообщив о точной дате танкового удара немцев под Курском. С руководителем Стратегической разведки Лаврентием Берия Ольга Книппер была связана через своих родственников в Закавказье. И здесь мы опять сталкиваемся еще с одной удивительной женщиной, по-видимому, сыгравшей огромную роль в судьбе России, но при этом оставшейся совершенно не известной широкой публике.

6. Тевтонский след Лаврентия

Берия родился в 1899 году в православной семье крестьян-менгрелов недалеко от Зугдиди в селе Мерхеули, в нескольких километрах от которого было расположено немецкое поселение Линдау. Благодаря дружбе с немецкими детьми еще мальчиком Лаврентий изучил немецкий язык и тонко прочувствовал немецкий дух и образ жизни. Позже Берия легко сошелся и с немцами из Болниси в восточной Грузии, поселение которых в честь императрицы Екатерины II носило название Катарина-Фельд. В начале XIX века оно было почти полностью разорено турками, и в результате этой трагедии уцелевшие немцы Катарина-Фельда, ранее жившие довольно обособленно, совершенно сблизились с местным грузинским населением, также не раз подвергавшимся опустошительным турецким набегам. Во время русско-турецкой войны 1854-1856 годов немцы храбро дрались с турками, к слову сказать, активно поддержанными Англией, сражаясь плечом к плечу с русскими и грузинскими воинами до победного конца.

В Болниси юный Берия бывал очень часто, останавливаясь у Эллы Эммануиловны Аллмендингер, которая дала ему самое разностороннее образование, открыла многие тайны мировой истории и культуры, привила любовь к искусству и литературе, занималась с ним психологией и вопросами права, обучала немецкому, персидскому и турецкому языкам. Волею судьбы оказавшаяся в Грузии немецкая аристократка Элла Аллмендингер, словно Ариадна, дала молодому Лаврентию Берия путеводную нить, знания и силу для победы над врагами его евразийской родины. Она стала его женщиной-посвятительницей, и тайный огонь полученного от нее знания Берия пронес через всю жизнь. Впоследствии, уже в Москве, Элла Аллмендингер вошла в дом члена Политбюро Берия как домашняя учительница его сына Серго.

Если в разведке роль женщин обычно принижается историками, то в личной жизни Лаврентия Берия она, напротив, выставляется на первый план, и для этого, действительно, имеются очень серьезные основания. Дело в том, что Берия был посвящен в тайны тантризма, и свое посвящение он, по некоторым данным, получил напрямую от легендарного потомка Чингиз-хана, знаменитого петербургского целителя Бадмаева незадолго до смерти последнего, а умер этот великий евразиец в возрасте 109 лет в 1920 году. В круг ближайших друзей доктора Бадмаева входил и русский купец Павел Рябушинский.

7. Рябушинский, старообрядцы и геополитика

Корнями династия Рябушинских уходит в Калужскую губернию, где в слободе Рябушинской родился ее основатель — монастырский крестьянин и старовер Яков Денисов, впоследствии обосновавшийся в Москве, где у него и пошла удачная торговля. Его сын — Михаил Яковлевич — был уже настоящим гильдийским купцом и добился того, что его товар стал конкурировать с любым европейским. Затем дело перешло к внуку — Павлу Михайловичу. От первого брака тот имел шестерых дочерей, а на пятидесятом году развелся и женился на 18-летней красавице Александре Степановне Овсянниковой. От этого брака у него родилось 16 детей, в том числе 8 сыновей! После смерти Павла Михайловича во главе дела встал его старший сын Павел.

Павел Павлович Рябушинский вошел в историю России как выдающийся русский предприниматель и активный политический деятель, твердо стоявший на защите традиционных российских ценностей и национальных устоев перед экономической и политической агрессией Запада. Уже тогда он успешно реализовал ставшую модной в ельцинской России идею финансово-промышленных групп, но делал это, в отличие от нынешних банкиров-западников, в абсолютно русском ключе, всегда отводя центральное место в любом своем начинании Труженику, а не спекулянту или процентщику.

Здесь следует указать на целый ряд важнейших обстоятельств, связанных с принадлежностью Павла Павловича к Рогожской общине старообрядцев, одним из признанных лидеров которой он и являлся. Рогожская община возникла в Москве с высочайшего соизволения Екатерины II в благодарность старообрядцам за их участие в спасении Москвы от чумы 1771 года, когда староверы одним лишь им известным способом сумели выходить очень многих смертельно больных москвичей и в том числе придворных сановников, подбирая их буквально на улице.

Расположение Екатерины к русским старообрядцам оказалось столь значительным, что Рогожская община быстро превратилась в главный духовный центр староверов в Российской Империи. Однако, несмотря на такой статус, община не только не бежала от мира, но активно использовала открывшиеся перед ней преимущества легального положения для создания основ национальной экономики, по существу строго альтернативной той модели капитализма, которая стала утверждаться в России еще с западническими реформами Петра. Общиной прежде всего был поставлен предел процентному капиталу, так что рогожцы могли теперь получать беспроцентные, а в ряде случаев и безвозвратные кредиты! Одновременно с этим наследственное право старообрядцев-членов общины было трансформировано в право самой общины на наследство, но с условием полного содержания наследников на своем обеспечении в случае необходимости и при сохранении ими веры предков.

В Москве Рогожская община действовала относительно открыто, но, наученная горьким опытом гонений после раскола с официальным православием, а гонения эти со стороны властей длились до 1906 года, свои региональные связи община строила только на конспиративной основе. Причем это было разумно как с точки зрения собственной безопасности, так и с точки зрения экономической выгоды, за счет неконтролируемости движения капиталов общины со стороны государственных органов. В результате вокруг духовного центра московских староверов постепенно сформировалась параллельная по отношению к официальной и во многом ей альтернативная социально-экономическая структура, расцвет которой пришелся на начало ХХ века и которая с этого времени стала все громче заявлять о себе на политическом уровне, выступая против западничества в качестве одной из главных движущих сил грядущей национальной революции. С учетом же конспиративного характера деятельности староверов можно говорить об их прямом участии в глобальном геополитическом заговоре на стороне Сил Суши против атлантистского Запада, традиционно соотносимого православием с царством Антихриста. Не случайно именно Павел Рябушинский, состоявший в инициатической цепи доктора Бадмаева старообрядец, стремился отгородить Россию от Запада “железным занавесом” (Рябушинскому, кстати, и принадлежит авторство самого этого термина) и, напротив, посылал своих эмиссаров в Монголию для изучения возможностей интеграции вокруг ее духовной оси традиционалистских сил Японии и Китая с последующим объединением всех этих стран с Российской Империей.

8. Купец Лианозов против Запада

География и масштабность проектов Рябушинского были фантастически широки. В частности, в ходе Первой мировой войны он начал очень успешную разведку месторождений нефти на севере страны. Альтернативные южные нефтяные промыслы России, сосредоточенные в бассейне Каспийского моря, тогда контролировались Степаном Георгиевичем Лианозовым, одним из самых влиятельных людей тех лет на всем Каспии. Такого положения дел Степан Лианозов добился в результате жесточайшей конкуренции с западным капиталом и прежде всего с домом Ротшильдов, с которым масштабную экономическую войну вел и Павел Рябушинский. Но жизненные пути этих двух выдающихся русских промышленников пересеклись, по-видимому, только в белоэмиграции, когда в 1920 году в Париже они основали Торгпром, официально объявив его главной задачей борьбу с советской властью. Многим современным историкам это дало основания утверждать, что Рябушинский и Лианозов были непримиримыми врагами большевиков, тем более что, Лианозов в 1919 году при Юдениче возглавлял контрреволюционное Северо-западное правительство в Эстонии, а Рябушинский публично грозил удушить советскую власть костлявой рукой голода. Однако во многих исследованиях отмечается и тот, на первый взгляд, парадоксальный факт, что промышленники-староверы, по крайней мере, на начальном этапе революционной борьбы за власть в России, активно финансировали именно большевиков, а уж если быть совсем точными, то национал-большевиков! Причем и после эмиграции Рябушинского и Лианозова во Францию их сотрудничество с национал-большевиками вовсе не прекратилось. Правда, Павел Рябушинский вскоре скончался (это произошло в 1924 году), но в дело включился его брат Николай, который еще в 1914 году открыл в Париже антикварный магазин, торговавший предметами русской старины, а с 1917 года вполне официально занимался советской комиссионной торговлей.

Воспользовавшись связями Николая в среде антикваров, Степан Лианозов организовал контрабандный канал для поставки из России во Францию художественных ценностей, а также наладил доставку черной икры с рыбных промыслов Каспия. Канал Лианозова был налажен им вместе с большевиками и единой нитью связал персидский порт Энзели, чьи икорные промыслы до революции как раз и принадлежали Лианозову, нефтяной Баку, где ранее работала его генеральная нефтяная компания “Ойль” и из которого контрабандный путь шел в Грузию, через Батуми в Черное море, а уже из него в Средиземное.

Канал Лианозова очень быстро стал играть стратегическую роль в деле распространения евразийской идеологии на Западе, создания и финансирования революционных групп и партий. Рискнем предположить, что с советской стороны к обеспечению безопасности этого канала на участке Энзели-Баку-Батум был подключен Лаврентий Берия, возглавлявший в то время грузинскую ЧК, ранее сотрудничавший с азербайджанскими спецслужбами и имевший обширные связи в Закавказском регионе, установленные им еще в годы революционной борьбы. Это во многом объясняет и то загадочное обстоятельство, каким образом Берия в последующем сумел за крайне ограниченное время создать одну из самых могущественных спецслужб мира за всю историю их существования — Стратегическую разведку, основу которой, очевидно, составила конспиративная сеть староверов. И здесь особо следует отметить, что неподалеку от грузинского города Болниси, где так любил бывать в молодости Берия, располагалось не только немецкое поселение Катарина-Фельд, но и находился главный духовный центр русских старообрядцев в Грузии — Богдановка — с древнейшим в Грузии православным храмом.

9. Ядерное Православие

Еще одна важная деталь: вскоре после того, как в 1896 году французским физиком Беккерелем было открыто явление радиоактивности, рогожский старовер Павел Рябушинский снарядил экспедицию в Забайкалье на разведку месторождений радия, возглавил которую не кто иной как будущий академик, основатель Радийного института и автор теории ноосферы Владимир Вернадский. Ядерное оружие в Советском Союзе создавалось в Сарове, там, где воссиял святой отец Серафим Саровский. Оружие неотделимо от человека, направляющего его, и в православном чине освящения оружия вместе с оружием освящают и воина. С инженерной точки зрения, советские и американские бомбы были совершенно идентичными, но американские сожгли жителей двух мирных японских городов, в то время как советские стали стратегическим щитом Евразии, надежно закрывшим ее от атлантистской военной агрессии на целых 50 лет. И сделано все это было под руководством Лаврентия Берия, чей приход на один из высших государственных постов в Советской Империи, очевидно, был прямо санкционирован тайным евразийским центром, основу которого составлял секретный орден русских старообрядцев, беззаветно преданных Родине и свято хранящих традиции и веру наших великих предков.

10. После Берии к пропасти

В 1953 году, вскоре после смерти Сталина, Лаврентий Берия был арестован по приказу Хрущева и расстрелян по абсурдному обвинению в шпионаже в пользу Англии и, почему-то, Югославии. Сейчас повсеместно утверждается, что арестом руководил маршал Жуков, который сам этой информации никогда не подтверждал. Реально же Берия и Жуков были не просто большими друзьями, но стратегическими союзниками и единомышленниками. Только один из них вел борьбу с атлантизмом на тайном фронте, а второй — на фронтах мировой войны. Обвинить Жукова в измене Родине, естественно, было невозможно, но и от него сумели избавиться, полностью выключив из большой политики. В результате всего этого евразийский орден оказался обезглавлен и вновь был вынужден уйти в глубокое подполье, открыв дорогу либеральным реформам, получившим название хрущевской “оттепели”.

Что же касается советских спецслужб, то в их деятельности на первое место вышла информационная война. Соответственно получили полную самостоятельность и были значительно развиты технические службы, ответственные за сбор или защиту информации, циркулирующей по различным каналам связи. Повсеместно возникли информационно-аналитические подразделения, многочисленные, но с узкой специализацией и дистанцированные от непосредственной агентурно-оперативной работы, что сразу же негативно сказалось на всей работе спецслужб. В КГБ кроме разведки и контрразведки, как традиционно главных направлений в его деятельности, было выделено еще одно — идеологическое, да так, что оно стало напрямую курироваться орготделом ЦК. Более того, воспользовавшись создавшимся прецедентом, ЦК быстро сумел наладить систему так называемого “партнабора”, когда на все высшие руководящие посты в КГБ стали назначаться только партийные функционеры, как правило, не имевшие опыта работы в органах государственной безопасности, но преданные “делу партии”. Профессионалам-чекистам, верным Родине, а не партии, пробиться в высшее руководство органов безопасности отныне стало практически невозможно.

Разрыв между партийным руководством органов госбезопасности и их профессиональными кадрами принял катастрофические размеры. К 1989 году на низовом уровне атлантистский курс руководства стал вызывать уже почти осознанное противодействие, грозящее перейти в открытое противостояние, и КГБ под давлением снизу начал менять свое идеологическое содержание. В итоге в ходе горбачевской перестройки главным объектом нападок либералов-западников стал именно КГБ как олицетворение тоталитарного полицейского государства и наследник традиций “палача” Берии! Система пожрала собственное дитя...

 

ЭЛЕМЕНТЫ

СОДЕРЖАНИЕ №9