ЧаВо 3d abissus aries athena autocephal azer berdjaev bon bulgakov cfr cogito dollar emigratia enoch epos female fumilev georgia girenok global godislove gogmagog governor gumilev haider hazary hinduism hlyst horonzon initiatio insanity irocaise islam judaism klimov koan komlev kprf kreschenie krest kuraev kurehin led leftright lenin letopisec lichtmensch mamleev maza medved metalingua modal mogutin monastery murom myurids nato nbp neogumilev nigredo novodvor oldritetraditio oneiro panov pasha pasquil patria persons pizza pol polyn popper potocki raskol rasputin regina regio roerich rus sabbatai salome savva scweine sekty sex shura sondugin sonrodina stepa submarine sud tainy tarot ter tp trax ua uhtomsky usa vituhnovskaja vybory vykrest yuga zero zion zombie zymburski

Д.Скворцов, 23/01/1999

Д.Скворцов, 23/01/1999: Почему же распространение мироотрицающих учений проистекает из пограничных зон? Л.Н. Гумилев видит причину в столкновении двух или более традиционных мироощущений.

 

А.Дугин, 24/01/1999: Я долго размышлял на теми несоответствиями, которые существуют между евразийством Гумилева и той моделью, которую разрабатывая я и мои коллеги. Сам Гумилев называл себя "последним евразийцем". Он имел на это определенные основания. Я, в таком случае, первый неоевразиец". Хотя и сам Лев Николаевич исповедовал взгляды довольно отличные от старших евразийцев и между ними не было единства, но все же неоевразийство, структурированное в значительной степени мной, существенно отличается.

В первую очередь из-за обращения к традиционализму и школе Генона, которая столь радикально рвет с метаязыком современного мира, что весь дискурс помещается в соврешенно иную плоскость. (Об этом подробнее см. в первой лекции НОВОГО УНИВЕРСИТЕТА) Но безусловно есть и сходство - не даром единственное упоминание среди русских эмигрантов о Геноне мы находим у евразийца Алекссева, которого я издал в АГРАФе. Кроме того, сам традиционализм геноновской школы я в свою очередь применил к Восточному христианству

(см. "Метафизика Благой Вести"). Далее следовало парадоксальное прочтение русской истории в духе национал-большевиков и левых евразийцев (кстати, ранний Савицкий попадал туда же). В данном случае пересматривалось и эволаистское наследие. Я выступал с программной речью "Эвола, взгляд слева" на конгрессе в РИме, посвященном 20--летию его смерти. Это "иконоборческое" выступление до сих пор обсуждается итальянскими традиционалистами (профессор Джорджо Галли многократно ссылается на него в новых переизданиях Эволы).

НО это -- длинаая преамбула к короткому замечанию. Замечание таково: многие реальности, зачисленные Гумилевым в "антисистему", в "футуризм", в "эсхатологизм" я считаю, безусловно, позитивными. В частности, социализм, движущие силы милленаристских ересей, эсхатологизм и т.д. Об этом я писал в "Тамплиерах Пролетариата". Иными словами, Гумилев (как и гротескный Климов) видят позитивный идеал - в некоем "нормальном пассионарном типе", консервативно настроенном. Эсхатологов, гностиков, коммунистов, нацистов и хлыстов они считают вырожденцами. Отсюда их "антисемитизм". Это известная позиция. У Гумилева она выражена по одному, у других консевраторов иначе, но суть в целом сходная.

Я же предлагаю революционный (для консервативного лагеря, к которому, безусловно, органически принадлежу) подход, который рассматривает эсхатологизм, футуризм и антисистемность как позитивный компонент, как бьющий из глубин импульс к подлинной реставрации сакрального. С мой точки зрения, разрушительные и созидательные гиперпассионарии объединяются на одном полюсе, а вялые прогрессисты и вялые консевраторы на другом.

Применительно к еврейской теме, то я классифицирую евреев-восточников (по Бромбергу), парадоксалистов, мессианистов, саббатистов, "франкистов", марксистов, каббалистов, как положительный евразийский компонент, а евреев-торгашей, талмудистов, законников, консевраторов, этно-эгоистов, экзотериков, западников - как отрицательный атлантистский компонент.

Что касается восстания Маздака, то это классические евразийцы, совершившие революцию против прогнившего иранского режима. Маздак - консервативный революционер-гностик. Но так как историю пишут преимущественно вялые консерваторы, то на хорошего человека как олбычно возвели напраслину. Почитать Солженицина, так в ГУЛАГе всех руских давно истребили. Такая же история и со спорами вокруг ревизионизма и экстерминационизма во Франции. История есть фальсификация правящих элит. Это по моему столь ясно, что доказательств не требуется. Заслуга Гумилева в том, что он предложил евразийскую версию истории, акцентировал особые евразийские массивы. Но это тоже лишь элемент идеологической борьбы, своего рода пропаганды. Пропаганды евразирйцев против западников. Гумилев

очень положителен. Но при попытки сопоставить наши парадигмы возникают трения. Механически это не выходит. Ясно что позиции близки, враги одни и те же, не случайно нас одинаково ненавидят такие вражеские силы как Янов и иные либералы-атлантисты (см. книгу Янова "После Ельцина"). Там Янов называет 4 самых опасных идеологов "красно-коричневых" Гумлева, Шафаревича, меня и антифашиста Кургиняна. Кругинян, правда, Яновым реабилитрован, так как склонен с потрохами продаться культурному Запада на основании обще-просвещенческого и антифашиатского импульса и планомерно раскалывает оппозицию своей слюнотекущей борьбой против Дугина и "коричневого континента". Для справки: Кургинян

сотрудничает с Березовским и хвалится, что помог Ельцину выиграть выборы 1996. Что в нем

"патриотического" не понятно.

Гумилев, пишет Янов, умер, но наследие его опасно. А с Шафаревичем и Дугиным ничего поделать нельзя, так как люди -- в отличие от склонного к сотрудничеству с врагом Кургиняна - не пробиваемые. В устах врага это комплимент. И уважаемому Игорю Ростиславовичу и мне. Но взять "Социализм как явление мировой истории" Шафаревича. - Те идеалы, которые защищаю я, попадают у него в самое закоренелое зло - эсхатологические секты, мессиоанство, социализм. В этом он сходен с Гумилевым. Но не только с ним, а с либералом-атлантистом Безансоном, с русофобом Норманом Коном, с теми либерал-демократами, которые

старательно отождествляли красных и коричневых с опасной арахической милленаристской сектой, и укоряли русский народ, что он и есть весь такой - красно-коричневый.

Иными словами, не желая проводить конфронтационную линию между традиционными консерваторами - Гумилев, Шафаревич - к которым я испытываю уважение и симпатию, все же необходимо доктринально проверить некоторые модели. Тот же Гумилев описывает интересный момент в образовании Хазарского каганата. Как вообще появились в Закавказье евреи? Как смогли они подчинитьарийско-тюркский хазарский этнос своему культурному влиянию? И здесь интересный момент. Первые еврейские общины пришли в Хазарию после разгрома восстания

Маздака. Это были маздакиты, каббалисты-пасионарии, евразийские революционеры-милленаристы. Они прекрасно встроились в хазарскую систему и стали активно помогать кшатрийскому воинственному государству, они были прекрасными воинами и лояльными гражданами. Т.е. очень хорошими людьми. Но потом на Ближнем Востоке начались гонения на евреев-торговцев. И наивные хазарские евреи-маздакиты, каббалисты и воины, приняли сородичей на основании этнической близости. Не разглядев, что готовят себе погибель.

Это была группа раббанитов-"митнагедов", ловких и подлых торговцев, отравителей, интриганов. Они быстро осмотревшись в ситуации, и пользуясь хорошей репутацией своих предшесвтенников, забрались в центр, коррумпировали и разложили хазарскую власть, навязали свою веру и свой торговый макдональдовский стиль, и превратили степную империю воинов-тюрков в лунную торговую экумену. При этом потомки первых евреев маздакитов были оттеснены на периферию, отстранены от властных функций, подверглись дискриминации. Именно эти потомки одураченных соплеменниками идеалистов и составили ядро караимов,

евреев, ненавидящих Талмуд и раббанитов лютой ненавистью. Караимы были древней версией

евреев-восточников, то есть еврейских "наших", которые позже дали пассионарный толчок хассидизма, а щее позже марксизма-большевизма.

Потом после 1948 года потомки евреев большевиков снова оказались в ситуации маздакитов. Поверив соплеменникам с Запада, они как последние идиоты решили отказаться от социалистических принципов и продать советскую Родину грязной атлантистской сволочи. В самом Израиле, который создавался преимущественно евреями-восточниками, хасидистами и мистиками, воинами и земледельцами, смелыми и сильными героями, постепенно победили хитрые интриганы торгаши, евреи-атлантисты, митнагеды - расчетливые, прохладные (и лицемерные) в вере, больше заинтересованные в бытовом комфорте, нежели в реальном мессианстве. Они сами продались англосаксонскому Западу с потрохами и работали на ЦРУ.

Болваны советские евреи предали ранний сионизм, Советскую, Родину, социализм и Евразию и помогли одурачить местное население, т.е. собственно нас, с вами. И теперь, познакомившись с Западом, посмотрев на плод рук своих в разрабленной, расчлененной, униженной евреями-реформаторами (митнагедами и атлантистами) России, нормальные евреи, евреи-восточники смотрят вокруг и ничего понять не могут.

Такая бестолковость и излишнее доверие к этническому сходству не делает им чести. Но сейчас самое время начать исправлять ситуацию. Не все же они такие сознательные подонки. Кстати, среди геополитических преступников первые роли играли русские. А этих вообще прощать нельзя. И никто и не собирается их прощать. Теперь антисистемы. Каждая система - общество, организм, культура -- имеет жизненный цикл. Сам Гумилев это показывает. Всякая система начинается с Революции, с Проекта, с кажущейся неосуществимой эсхатологической мечты. Нет ни одного великого государства, которое было бы основано бюрократом, человеком с темпераментом Зюганова. Их создавали безумцы. Темучжин, боявшийся собак в детстве, был выродком и гением, параноиком, искавшим вечной жизни, и великим созидателем. Когда

пришли татары пообыкновеннее -- типа Шаймиева -- все рухнуло. И в дело вступили московские безумцы.

Не такую же ситуацию мы видим на ранних этапах христианства. Ясно, что апостолы и первые христиане - это мессианисты и "футуристы" по Гумилеву. Иными словами, система порождается антисистемой, серьезная и здоровая реальность вырастает из безумного Проекта.

Когда система дряхлеет, то в ее недрах рождается Новый Проект. В начале он выступает как антисистема или как конгломерат конкурирующих антисистемных проектов. Какой-то из них рано или поздно побеждает. Причем не самый разумный, не самый мажоритарный, не самый очевидный. И цикл начинается снова. Так и в среде социалистов - есть первые безумцы-герои, потом спокойные жесткие сталинцы, потом трухлявые брежневвцы, потом трупыне пятна горбачевщины. Равно и евреи-восточники. Гайдар старший - герой, пассионарий, блистательный мечтатель-шизофреник. Его сын - генерал средних способностей. Его внук чмокающий свинтус, сбежавший из Фермы Животных экспонат. Где здесь носитель антисистемы? Гайдар революционер - созидатель нового порядка. Гайдар-генерал - охранитель существующего.

Гайдар-реформатор - ожирелая тля социального гниения.

Это очень общие замечания. Вообще тема соотношения гумилевской мысли и неоевразийства крайне и интересна и важна.